Президент не стала провозглашать поправки к законам о спасательной службе и оружии ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Президент Керсти Кальюлайд в среду не провозгласила поправки к закону о спасательной службе и закону об оружии из-за несоответствия конституции.

"Я не стала провозглашать этот закон, так как он противоречат конституции Эстонии", - сказала Кальюлайд журналистам.

Поправки предусматривали предоставление в кризисной ситуации базе данных управления вызовами экстренной помощи права получать из инфосистемы здоровья данные о том, оказывалась ли человеку в данной кризисной ситуации медицинская помощь или услуга здравоохранения, где и когда она оказывалась.

"Мы фактически говорим о том, что у нашего телефона кризисной помощи - того же самого 1247, который и во время текущего кризиса подвергся серьезной нагрузке - можно было бы запрашивать, например информацию о том, не госпитализировали ли того или иного человека", - сказала Кальюлайд и назвала главным недостатком закона то, что не определено, кому и при каких условиях можно было бы в дальнейшем предоставлять подобную информацию по телефону кризисной помощи. Также не указано, как будет определен круг лиц, о которых подобную информацию будут передавать третьим лицам.

"Согласно конституции, защита физических лиц при обработке персональных данных относится к основным правам и свободам человека. В эстонском правовом пространстве защита данных о здоровье, относящихся к персональным данным, до сих пор считалась особенно важной и всегда стремились к тому, чтобы лица сами могли в максимальной мере принимать решения о допустимости обработки подобных данных", - сказала президент.

Она добавила, что пообщалась с инициаторами поправок, понимает необходимость обработки и выдачи подобной информации в определенных ситуациях и согласна, что в определенных случаях это может быть разумным и целесообразным. "Тем не менее, это должно соответствовать конституции Эстонской Республики", - подчеркнула она.

В качестве второй важной причины президент указала на то, что законодатель не описал, в каких случаях подобные данные передавали бы и делали доступными для третьих лиц. Вместо этого введено понятие кризисной ситуации, не имеющее содержания в правовом пространстве. "Если мы интуитивно и понимаем, о чем речь - хотя, скорее всего, и здесь каждый это понимает по-своему - юридически этот термин не имеет содержания, в том числе и в этом законе. Таким образом, законодатель не описывает, в каких случаях происходило бы обнародование подобных данных. Согласно одному из общих принципов нашего правового пространства, законодатель должен все же сам давать ответы на важные с точки зрения основных прав вопросы, а не делегировать соответствующие широкие полномочия по принятию решений исполнительной власти", - отметила Кальюлайд.

С учетом этих причин президент не стала провозглашать принятый 15 апреля закон и вернула его в Рийгикогу на повторное обсуждение.

Редактор: Ирина Киреева

Источник: BNS

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: