Мертсина: цепочки поставок претерпят существенные изменения

Тыну Мертсина.
Тыну Мертсина.

По словам главного экономиста Swedbank Тыну Мертсина, конкурентное преимущество стран с низкой стоимостью рабочей силы снизилось. Компании перенесли производство туда, где затраты ниже, а отдача от инвестиций выше. Однако автоматизация производства привела к снижению трудоемкости в обрабатывающей промышленности, а вместе с ней и к уменьшению конкурентных преимуществ стран с низкой стоимостью рабочей силы, где расположено производство.

Мертсина отметил, что перенос производства из развитых индустриальных стран в более бедные помог быстро повысить уровень жизни. Это привело к резкому росту уровня заработной платы на многих развивающихся рынках. Например, если в 2000 году доходы на душу населения в Китае составляли всего 3% от доходов в США в долларовом выражении, то к позапрошлому году они уже превысили 16%. Но рост стоимости рабочей силы был лишь одним из стимулов для промышленно развитых стран к перемещению производства, отметил экономист.

В странах с открытой экономикой инфляция растет быстрее

По словам Мертсина, экономика Эстонии также в значительной степени зависит от иностранных инвестиций, от экспорта в другие страны и аутсорсинга товаров и услуг. В первом квартале этого года импорт товаров и услуг составил 83% нашего ВВП, при этом 64% пришлось на импорт товаров, что является одним из самых высоких показателей в Европе. Однако более половины импорта товаров – это средства производства. Открытость экономики, т. е. более высокая доля импорта, и инфляция потребительских цен довольно сильно коррелируют. Таким образом, в европейских странах с открытой экономикой рост цен за последний год происходил быстрее, чем в странах с низкой долей импорта. Однако, по его мнению, это не является аргументом в пользу закрытой экономики.

Глобализация привела к появлению более сложных цепочек поставок

Главный экономист Swedbank констатировал, что на развитие цепочек поставок повлиял стремительный прогресс в области технологий, транспорта и связи. К сожалению, это, отметил он, не смогло предотвратить перебои в поставках, которые, в свою очередь, сдерживают экономический рост и подпитывают инфляцию. Развитие цепочек поставок сопровождается ростом влияния посредников. С одной стороны, посредники помогают перемещать товары и инвестиции по всему миру, от поставщиков к другим фирмам и к конечным потребителям. С другой стороны, чем больше посредников, тем выше может быть цена товара, когда он дойдет до конечного потребителя, отметил Мертсина.

Перебои в поставках происходят из-за различных потрясений

По мнению Мертсина, проблемы с поставками подпитывались торговой войной между США и Китаем. Пандемия резко повысила спрос на электронику и другие товары, в то время как производство и транспорт были ограничены. Однако война России против Украины нанесла еще один удар по ценам на сырьевые товары и их доступности, а также более четко показала, какое влияние могут оказывать геополитические потрясения. В свою очередь, это усилило опасения Запада по поводу инвестиций в Китай. Санкции против России и принципиальное нежелание многих стран торговать с ней и инвестировать в нее перенаправляют поставки в другие страны.

Проблемы в цепочках поставок также связаны с наличием рабочей силы

По словам экономиста, доступность сырья и рост цен на него назвали в качестве риска 90% компаний в ходе опроса, проведенного Swedbank в марте и апреле этого года. Однако проблемы цепочек поставок связаны не только с наличием материалов, но и с наличием рабочей силы и необходимых навыков. Нехватка рабочей силы ограничивает производство многих компаний по всему миру. Это проблема далеко не только эстонских компаний, она существует и во многих других странах. Одной из самых острых проблем текущего десятилетия является набор, удержание, переобучение и повышение квалификации работников, отметил он.

Устойчивость и безопасность производства становятся еще более актуальными

Если раньше ожидалось, что цепочки поставок повысят эффективность производства, то теперь, полагает экономист, устойчивость и безопасность производства, а также надежность инвестиций считаются еще более важными. Предпочтение отдается ведению бизнеса с партнерами, которым можно доверять, и со странами, которые ведут себя дружелюбно. В то же время существует риск, что такая передислокация приведет к усилению протекционизма и субсидированию компаний.

Глобальные перебои в поставках несколько ослабли, но все еще далеки от нормы

По словам Мертсина, уже в позапрошлом году усилились опасения по поводу цепочек поставок. Если посмотреть на освещение в СМИ только в Эстонии, то в этом году о проблемах цепочек поставок пишут в три с лишним раза больше, чем за тот же период до начала пандемии в 2019 году. Согласно индексу глобального давления на цепочки поставок, который измеряет транспортные расходы, задержки поставок и отставание от графика, перебои в поставках прошли свой пик и снизились до уровня прошлого лета, но все еще далеки от нормы.

В текущем десятилетии цепочки поставок претерпят существенные изменения

Компании переносят свое производство либо в более политически удобные и безопасные страны, либо ближе к конечным потребителям, констатировал он. Таким образом, компании предпочитают расширяться вертикально, привлекая больше поставщиков из своей страны и из-за рубежа. В то же время компании, которые раньше полагались на одного или нескольких крупных поставщиков, увеличивают число партнеров, с которыми они работают, и все больше диверсифицируют рынки, на которых они продают свои товары и услуги.

Неуверенность предприятий в поставках проявляется в увеличении их запасов

По словам Мертсина, сейчас компании держат на складе больше полуфабрикатов и готовой продукции, чтобы при необходимости быстро отреагировать на рост спроса или справиться с ситуацией, когда перебои в поставках новых производственных ресурсов усиливаются. Однако крупные запасы задерживают денежные средства и могут нанести финансовый ущерб компаниям. В Эстонии изменение запасов как доли ВВП в первом квартале этого года составило 6%, что намного выше среднего долгосрочного показателя. Последний раз изменение запасов было выше 18 лет назад. Во многих других странах, включая Латвию, Литву и Финляндию, запасы также были значительно выше среднего долгосрочного уровня.

Доступность полупроводников – ключевой фактор современной экономики

Полупроводники сегодня используются практически во всем, что связано с электроникой – от интеллектуальных устройств до медицинского оборудования и реактивных самолетов. Однако дефицит полупроводников и перебои в поставках привели к сокращению производства во многих секторах экономики. В первом квартале этого года, например производство автомобилей в Германии было на 35% ниже, чем в 2018 году, до начала спада. Хотя нехватка полупроводников не является единственной причиной спада, ее влияние значительно. Тайвань (в частности, TSMC), Южная Корея (Samsung Electronics) и США (Intel) увеличили и продолжают увеличивать инвестиции в производство полупроводников в связи с высоким спросом. Европейская комиссия также имеет высокие амбиции в отношении производства полупроводников, собираясь удвоить объем производства полупроводников и достичь доли мирового рынка в 20% к концу десятилетия, отметил экономист.

Конкурентоспособность определяется диверсификацией производства, поставщиков и экспортных рынков

Перемещение компаний и преобразование цепочек поставок происходит медленно, и их воздействие будет еще более медленным, полагает Мертсина. Если эффективность цепочек поставок становится для фирм менее важной, чем другие варианты выбора, могут пострадать как другие фирмы, так и конечные потребители. Конкурентоспособность фирм будет повышаться за счет диверсификации производства, целевых рынков, поставщиков и экспорта, а не за счет предпочтения и привязки к своему домашнему рынку, заключил экономист.

Редактор: Елизавета Калугина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: