X

Laadi alla uus Eesti Raadio äpp, kust leiad kõik ERRi raadiojaamad, suure muusikavaliku ja podcastid.

Вице-канцлер МИД ЭР пояснил, как Украине могли бы передаваться замороженные российские активы

Эрки Кодар.
Эрки Кодар. Автор: ERR

Хотя законопроект о передаче Украине замороженных российских активов уже прошел в Рийгикогу первое чтение, для фактической передачи необходима система международных договоров, на создание которой может уйти еще год или два, сказал вице-канцлер Министерства иностранных дел Эстонии по юридическим и консульским вопросам Эрки Кодар.

В Эстонии соответствующий законопроект был одобрен правительством и прошел первое чтение в парламенте, но разработка нынешней версии законопроекта была сложным процессом, констатировал Кодар.

"Законопроект пытается сбалансировать два блага. Одно из них – вытекающее из международного права общественное благо, которое обязывает Россию компенсировать ущерб, что она вряд ли захочет сделать. Второе – защита нашей частной собственности. И это необходимо согласовать с санкционной политикой Европы в связи с замороженными активами. В Эстонии они составляют около 30 млн евро. Дальше мы сами могли бы решать, использовать ли этот инструмент и в каких случаях", – сказал Кодар в передаче Välisilm на канале ETV.

В Эстонии такие решения будет принимать министр иностранных дел, который будет обращаться с предложением в административный суд. Но, по словам Кодара, решение суда не будет означать, что активы будут отправляться напрямую Украине.

"Необходимо также выстроить международную систему договоров. Будет ли это соглашение с Украиной или при Совете Европы будет создан регистр ущерба, через который будет собираться, обрабатываться и компенсироваться весь причиненный Украине военный ущерб", – пояснил вице-канцлер.

Крупные западные страны во главе с Великобританией и США в настоящее время обсуждают, как преодолеть правовую проблему, связанную с тем, что активы государства обычно имеют иммунитет.

"Начинается движение к механизму международного права, который представляет собой ответные меры, что является весьма исключительным случаем. Если одна страна наносит ущерб другой стране, нарушая международное право, то у пострадавшей страны возникает право нарушать определенные нормы и в отношении причинителя ущерба. В данном случае речь идет о нарушении очень важной нормы, которая также является для нас священной, то есть о нарушении запрета на применение силы. Это касается не только Украины, но и других стран, например, с точки зрения архитектуры европейской безопасности, с точки зрения НАТО. Эту идею сейчас активно продвигает Великобритания в лице Дэвида Кэмерона. Считают, что этот механизм применим за рамками иммунитета государства и поможет использовать 300 млрд евро, которые могут быть предоставлены Украине для восстановления в каком-то виде на разных этапах", – сказал Кодар, добавив, что передача замороженных активов обсуждается уже полтора года и показывает, что это очень сложный юридический вопрос.

По его оценке, сложно сказать, когда сможет произойти передача активов.

"Думаю, что если будет видно, что в G7, в Европейском союзе и в Эстонии есть убежденность в том, что мы будем продолжать заниматься этим вопросом, это будет четким сигналом о том, что нарушение международного права чревато последствиями. Может потребоваться некоторое время, чтобы создать систему; это может занять один или два года с точки зрения международных договоров. С другими механизмами, возможно, немного меньше, но мы добьемся этого", – убежден Кодар.

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: