Госконтролер: законопроект о надзоре за финансированием партий меняет суть Госконтроля ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Государственный контролер Янар Холм.
Государственный контролер Янар Холм. Автор: Kaarel Tooming

По мнению государственного контролера Янара Холма, партиям правящей коалиции следует еще раз задуматься о целесообразности ликвидации комиссии по надзору за финансированием партий и передаче ее функций Государственному контролю.

- Когда вы узнали о решении правящей коалиции упразднить комиссию по надзору за финансированием партий? Политики раньше высказывали вам свою озабоченность по поводу независимости комиссии?

- Об этом законопроекте мы узнали, как и все остальные граждане Эстонии, т.е. после его представления в Рийгикогу.

- Это можно считать общепринятой практикой, что компетентное учреждение не информируется и только задним числом узнает о расширении своих задач?

- У депутатов Рийгикогу, конечно, есть право предлагать поправки в законы, но всегда приятнее, когда учреждение, которого это касается, узнает об этом немного раньше остальных.

- В Госконтроле анализировали возможность внести в свою сферу работы надзор за финансированием партий?

- Вопрос о том, могли ли бы мы этим заниматься, обсуждался и изучался годами. Основная проблема в том, что это сделает Госконтроль совсем другим учреждением. Во-первых, мы сосредоточены на госучреждениях и контроле за использованием государственных средств. Передача нам надзора за финансированием партий расширит контрольные права и на частный сектор. Это принципиально иной подход.

- Если вам передадут такие функции, из какого закона вы будете исходить? Из Закона о политических партиях или Закона о Государственном контроле?

- Мы [только] вчера получили этот законопроект. У нас у самих много вопросов, и мы не можем отвечать за тех, кто его представил. Конечно, мы направим свои предложения соответствующей комиссии Рийгикогу, которая будет вести производство по законопроекту. Однако, насколько я понимаю, основанием для деятельности все-таки будет Закон о Госконтроле, но частично нам придется начинать следить и за соблюдением положений Закона о политических партиях.

- Задача Госконтроля - осуществлять надзор за использованием средств публичного сектора, а также некоммерческих объединений, учрежденных государством или публично-правовыми юридическими лицами. Эстония - демократическое государство, и, к счастью, партии не являются частью государственного или публичного сектора. Как вы все-таки будете контролировать частно-правовые институты?

- Я уже упомянул, что этот законопроект меняет суть Госконтроля и цель нашей организации, поскольку к проверке [государственных] финансов добавится и аспект, на который вы указываете. Это был бы иной Государственный контроль. В ходе парламентских дебатов можно было бы обсудить отмеченное в том же самом законопроекте обстоятельство, что Комиссия по надзору за финансированием партий работала на достаточно хорошем уровне, чтобы предотвращать ситуации, в которых нарушения происходили несколько лет назад. Если есть проблемы с назначением нынешних членов [комиссии], то стоит подумать, как улучшить систему их выбора. Ведь не обязательно назначать их от партий. Возможно, стоит наоборот добавить к канцлеру права и представителю Госконтроля людей из Совета ректоров или Палаты аудиторов, или же Банка Эстонии? В первую очередь следовало бы обсудить такие альтернативы, чтобы не пришлось менять суть Госконтроля.

- Разве суть дела, по крайней мере, для Центристской партии, не в том пункте законопроекта, в котором говорится о "правовом мире" и о том, что предписания партиям можно делать только за нарушения, совершенные не более чем три года назад? Комиссия по надзору за финансированием партий сейчас рассматривает спор между бизнесменом Пааво Петтаем и Центристской партией за 2009-2016 годы, который может закончиться для центристов неподъемным штрафом. Не пытается ли партия таким образом защититься от возможного штрафа, установив трехлетний срок давности по нарушениям?

- В такие детали я не могу вдаваться. Я думаю, что если производство возбудили, то его доведут до конца, но полагаю, что на этот вопрос стоит обратить внимание.

- Комиссия по надзору за финансированием партий много занималась вопросами незаконной предвыборной рекламы, например, в виде рекламирующих политиков статей в муниципальных газетах и предвыборных плакатов. Как это делал бы Госконтроль? Наймете на работу Линнара Приймяги? Как вы будете оценивать рекламу?

- Я бы не стал забегать вперед. Хотелось бы обсудить с авторами законопроекта, по каким причинам они сделали такой ход. Я пока не спешу думать, как выполнить эту возможную новую задачу. Если решение примут, то поблажек партиям от нас не будет, мы относимся к своей работе серьезно.

- Вы не опасаетесь, что это откроет ящик Пандоры? В будущем политики могут решить еще больше расширить круг контролируемых организаций частного сектора. Например, либералы сочтут, что можно проверить деятельность Фонда в защиту семьи и традиций (SAPTK), а чиновники Министерства экономики захотят плотнее контролировать деятельность отвечающих за Rail Baltic организаций?

- Принятие такого законопроекта - принципиальное изменение, такого раньше не было. Теперь надо десять раз подумать, есть ли альтернативы. По моей оценке, альтернативы есть, и комиссия могла бы сохраниться. В таком случае и наши функции остались бы ясными, без привнесения путаницы.

- У Госконтроля сейчас нет права применять принудительные меры. Начнете ли вы в будущем делать предписания и отвечать за их выполнение?

- Сейчас мы являемся классическим вестминстерским учреждением в английском стиле, которое проводит аудиты и представляет рекомендации по их результатам. Мы не можем делать предписания и назначать штрафы. Это изменение означает, что мы станем административным органом и отдалимся от своей первоначальной концепции.

- Скажем честно, политики выслушивают многие аудиты Госконтроля, а затем убирают их подальше в стол. Будет ли теперь то же самое с партиями? Не в этом ли один из смыслов этого законопроекта?

- Я не берусь говорить за авторов законопроекта, есть ли у них задние мысли. В Эстонии могла бы быть система надзора за партиями с реальными санкциями и последствиями нарушений.

- Статья 14 Закона о Госконтроле ясно гласит, что Госконтроль не вмешивается в политику и не оценивает политические цели. Комиссия по надзору за финансированием партий затрагивает деятельность политиков, а это неизбежно влечет за собой обвинения во вмешательстве в политику. Мы ведь помним утверждения нескольких центристов, что комиссию используют для того, чтобы насолить Центристской партии?

- Я думаю, что вы указываете на относительно правильный аспект. Разумеется, при добавлении этой функции возникает риск, касающийся независимости от политики.

Не хотелось бы оказаться в ситуации, когда мы сделаем предписание какой-нибудь партии в тот момент, когда мы проводим аудит в сфере управления министра от той партии, которая получает предписание. Тогда скажут, что отношение Госконтроля было заранее известно. Поэтому повторю, что этот законопроект следует еще раз взвесить.

- Какие изменения в структуре Госконтроля вам пришлось бы сделать? Появится отдел контроля за партиями?

- Я об этом не думал, до этого нужна дискуссия по существу. Вопросами структуры я бы пока не занимался.

- Это был ироничный вопрос.

- Думаю, что люди не всегда понимают иронию. (Улыбается)

Редактор: Андрей Крашевский

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: