Департамент транспорта: в сфере дорожного строительства ожидается крайне тяжелая ситуация

Райдо Рандмаа.
Райдо Рандмаа. Автор: ERR

В сфере дорожного строительства произошло резкое повышение цен, которое государство должно частично компенсировать задним числом, сказал директор службы управления инфраструктурой Департамента транспорта Райдо Рандмаа.

В связи с началом войны в Украине государственные закупки приостановлены, поскольку цены на строительство и нехватка материалов не позволяют проводить точные тендеры. К примеру, битум до сих пор импортировался в основном из Республики Беларусь и России. Первоначально предпринимается попытка индексировать колебания цен на битум, топливо, гранитный щебень и арматурные металлы.

Что будет с дорожным строительством в Эстонии в этом году?

Ситуация такая же, как и повсюду в строительстве: цены однозначно повысились. Руководители Департамента транспорта провели несколько встреч со строителями, чтобы понять всю серьезность положения. И мы пытаемся договориться с компаниями о том, как встретить начало сезона.

Каждый договор будет пересматриваться, или вы, так сказать, проиндексируете все договоры?

На рост цен влияет резкое удорожание топлива, битум, импортный щебень и металлическая арматура, такая ​​как барьерные ограждения. Мы сконцентрируемся на этих четырех важных компонентах и по​​пытаемся компенсировать их в уже заключенных договорах.

Кроме того, нам нужно соглашение о том, как вообще осуществлять закупки, когда цепочки поставок нарушены, или компании не знают, по какой цене доступны компоненты. Например, битум уже проиндексирован в текущих договорах, но с его поставками большие трудности. Мы импортируем этот материал как из Беларуси, так и из России. И если поставки будут окончательно прекращены, это, безусловно, окажет существенное влияние на рынок.

Мы закупали битум и у литовцев, и у шведов, но производство сырья там в каком-то объеме связано с Россией. Гранит мы завезли из Северных стран. Но суда под российским флагом ходить не будут либо они будут подвергнуты санкциям. Это приведет к повышению цен на перевозки и, возможно, к нехватке судов. Следовательно, цены вырастут в любом случае. Но мы не собираемся увеличивать на определенный процент суммы во всех договорах.

А что касается четырех компонентов, о которых вы говорили, их вы готовы индексировать?

Окончательных договоренностей пока нет. Изначально предполагалось привязать компенсацию к индексу строительных цен, но в дорожном строительстве этот индекс недостаточно хорошо отражает рыночную ситуацию. Мы все еще находимся в процессе переговоров о компенсации этих четырех компонентов в более длительных договорах задним числом.

Сколько дополнительных денег на самом деле для этого нужно?

Это хороший вопрос. Честный ответ заключается в том, что мы не знаем. Мы также приостановили проведение наших государственных закупок. Они до сих пор публикуются в регистре госзакупок, но с 24 февраля, когда началась война в Украине, мы не осуществляем их в сфере дорожного строительства. Именно для того, чтобы немного прояснить, что происходит сейчас на рынке. Так что на самом деле мы не знаем, насколько подорожают закупки, иногда речь заходит о 10-15%. Но цена на некоторые компоненты, например, на металл, утром одна, а вечером уже другая. Очень сложно вывести какой-то конкретный процент.

Но мы говорим все-таки о десятках миллионов евро в год?

Наверное, да. И если не будет дополнительного финансирования, то, следовательно, мы будем вынуждены перенести некоторые объекты на ближайшие годы. Но говорить об этом пока рано.

По каким объектам уже должны были проясниться результаты госзакупок?

Некоторые из сроков закупок истекли на прошлой неделе. Мы перенесли дату открытия тендеров на 28 марта. С объявлением закупок мы будем действовать по согласованному плану, но сроки открытия будут перенесены, потому что ситуация запутанная.

Так могут ли участники торгов вносить коррективы в текущие закупки?

Да. Самая крупная закупка в этом году связана с дорожным участком Пярну-Уулу (2+2). Там мы уже внесли изменения. Например, мы предоставили предприятию-победителю возможность сразу же закупить материалы. А государство может сразу оплатить материал. Например, это касается ограждений, которые фактически собираются на завершающем этапе объекта. То есть не нужно ждать выплаты через несколько лет. Мы пытаемся изменить наши закупки таким образом, чтобы было меньше рисков для компаний и государства, а максимально справедливая цена становилась понятной в момент предложения объекта.

Таким образом, пока неизвестно, сколько на самом деле будет стоить строительство четырехполосного участка Пярну-Уулу? Изначально речь шла примерно о 40 млн евро?

Его ориентировочная стоимость была 38 млн евро без учета налога с оборота. Но фактической цены мы не знаем. Участок Пярну-Уулу на 85% от предполагаемой стоимости финансируется из фондов Европейского союза, а 15% является частью Эстонского государства. Но сможем ли мы построить этот объект? Я действительно хочу надеяться, что сможем.

В этом году будет завершен новый четырехполосный участок дороги Выыбу-Мяо на шоссе Таллинн-Тарту. Какова стратегия Департамента транспорта: может, закончить в этом году текущие работы и не начинать новые объекты?

Сейчас в приоритете завершить текущие работы и не допустить того, чтобы какие-то объекты остались недостроенными. А потом посмотрим, сколько дополнительных закупок мы сможем вывести на рынок. Мы все еще находимся в "фазе паники" и пытаемся разобраться в ситуации на строительном рынке. Есть надежда, что у компаний появятся новые цепочки поставок, и положение на рынке стабилизируется. Но наверняка удорожание произойдет, и в этом сезоне будет крайне сложно.

Редактор: Ольга Звягинцева

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: