Давид Всевиов: каждому памятнику нужен свой подход, главное – сохранять спокойствие

Фото: ERR

На этой неделе много говорилось о допустимости нахождения тех или иных памятников и монументов в городском пространстве. Какое будущее ожидает памятники советской эпохи в Эстонии и как к этому относиться, выясняла "Актуальная камера+".

Президент России Владимир Путин оправдывает вторжение в соседнюю страну борьбой с нацистами, якобы засевшими в Киеве, но российская армия сама использует символику, так схожую с настоящей нацистской. Всё смешалось. На фоне этой страшной войны не только в Украине, но и в других странах Восточной Европы полетели с пьедесталов памятники советских времен.

Дискуссия об их уместности на этой неделе разгорелась с новой силой и в Эстонии. В понедельник вспомнили о мемориале погибшим советским воинам в тартуском парке Раади, в среду - о монументе в Тюри. Следом премьер-министр Кая Каллас заявила о централизованной ревизии советских военных памятников.

Но почему вообще памятники так будоражат наше воображение? Сколько словесных копьев было сломано о монумент в Синимяэ, скольких жителей нашей страны раздражает танк с красной звездой в Нарве? Стоит вспомнить монумент в Лихула с солдатом в форме СС, сноса которого все-таки добились эстонские власти. Ну, и точно на слуху беспорядки, вызванные переносом "Бронзового солдата". Почему вообще для нас так важны все эти символы?

"Мы же люди биологически стадные, нам необходимо быть в чём-то с кем-то схожими и от кого-то в чём-то отличаться. Это какой-то групповой инстинкт. Эти символы - татуировки где-то 10 000 лет назад, это какие-то себе знаки, которыми мы определяем принадлежность куда-то и отличие от кого-то. Эти символы выражаются даже в том, какие у нас прически, что мы носим", - пояснил историк, профессор Эстонской художественной академии Давид Всевиов.

Но стоит ли избавляться от всего, что окончательно вышло из моды? А если эта мода насаждалась насильно?

"Мы же не сносим строения периода даже сталинизма в Таллинне, а реставрируем эти дома, потому что мы способны отличить архитектуру от той системы, которая эту архитектуру и родила. Такой же подход возможен и в отношении части памятников", - ответил Всевиов.

"Мое пожелание - чтобы мы проводили эту работу взвешенно, не причиняя никому дополнительной боли. Нужно посмотреть, что сделать, чтобы у людей было место, куда они могли бы прийти и почтить память, и эти места - кладбища. А коммунистические монументы, прославляющие оккупацию Эстонии, попросту неуместны", - заявила Каллас.

Всевиов призывает: каждому памятнику нужен свой подход, а главное - сохранять спокойствие.

"Сейчас ход истории переписывается в каком-то направлении, которое может вызвать катастрофу, катастрофу всемирного значения. И в это время увлекаться тематикой памятников - ну это крайне второстепенная тема, особенно учитывая, что эти памятники там уже десятки лет. Поэтому еще раз, мой призыв - это сохранять холодную голову", - подчеркнул историк.

Памятники деятелям коммунизма, некогда украшавшие города Эстонии, теперь сосланы во двор Исторического музея на Маарьямяги. Там они уже никого не тревожат, не раздражают и не вдохновляют. Этот Владимир Ленин - уже не вождь мирового пролетариата, а совершенно безвредный, уставший, даже кроткий, что ли, дедушка Ленин. Его чары рассеяны, идеологическая мощь была - да вся вышла.

У каждой из этих скульптур - своя биография.

"Здесь бросается в глаза бюст Ленина из белого мрамора, он тут как белая ворона среди бронзовых и гранитных скульптур. Это интересное свидетельство смены эпох. Ее автор - Матти Ваарик, ему ее заказали в 1988 году, но к тому моменту, когда скульптура была готова, заказчика уже не существовало", - рассказала научный директор Исторического музея Криста Сарв.

Есть еще Сталин, стоявший когда-то в парке Шнелли. А вот безголовый матрос Никонов: голову ему отпилили воры-охотники за металлоломом.

Виктор Кингисепп, стоявший на Сааремаа, подозрительно похож на актера Микка Микивера. А когда этого Ленина установили в Тарту на месте предыдущей сидящей фигуры вождя, про него говорили: смотрите, Ленин встал, глядишь, скоро и уйдет.

Все это, отметила Сарв, часть нашей истории, нравится нам она или нет.

"Многие созданы художниками, и за каждым из них - история. Эта история нам не всегда нравится, она рассказывает о принесенной сюда чуждой идеологии, построенной на насилии, но хотя бы для того, чтобы эту историю сохранить, нужно сохранять и памятники, а не крошить или плавить их. Другое дело, что они не должны непременно оставаться на прежних местах. В то время они определяли идеологический пейзаж, монументы ставили для напоминания, может, и для устрашения, Так что сейчас их место - скорее в музее, чем на улицах или среди кустов", - подчеркнула Сарв.

Для одних советский солдат - оккупант, для других - герой, для третьих - несчастная жертва исторических катаклизмов. Где же нам, живым, искать согласия?

"Единое надо искать в будущем. Если мы не хотим повторения этих ужасов в будущем, то все эти погибшие люди говорят нам только одну историю: это не должно повториться. Если мы осознаем это и если мы желаем для своих детей и внуков, чтобы это не повторилось, тогда даже разговоры о тех погибших и об этих ужасах, должны нас не разъединять, а объединять! Это самое главное", - заключил Всевиов.

Редактор: Виктор Сольц

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: