Социолог про ОЛПЭ: эстонцы воспринимают эту партию как чисто русскую и слишком радикальную ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Фото: ERR

На этой неделе, после долгого затишья, говорить о себе заставила Объединенная левая партия Эстонии (ОЛПЭ). Избрание нового председателя обернулось конфликтом в руководстве и изгнанием из партии прежних её ключевых деятелей. В причинах незавидного положения эстонских левых разбирался корреспондент "Актуальной камеры +".

Скромная комнатка и 300 евро на банковском счете - всё, чем располагает на сегодняшний день ОЛПЭ. Есть, правда, ещё и человеческий капитал, или, точнее говоря, потенциал.

В рядах ОЛПЭ числятся 1800 человек. По эстонским меркам, это достаточно много. Для сравнения можно сказать, что у Свободной партии членов в три раза меньше. Но количество, как известно, не всегда перерастает в качество.

"Активных где-то около 500. Это те, кто ходит на собрания, кто участвуют в различных других мероприятиях партии, кто дает предложения по разным поводам, участвует в обсуждениях. Естественно, у нас очень много пенсионеров", - говорит экс-председатель совета ОЛПЭ Владимир Дроздов.

Новый председатель партии Мстислав Русаков полагает, что передовой отряд еще меньше.

"Если брать актив, то это примерно человек 50. Причем это в основном новые люди, которые пришли в партию за последние два года", - утверждает Русаков.

Дроздов: мы не достучались до нашего электората

Новые люди, о которых говорит Русаков - это его единомышленники, которые в прошлом году хотели создать свою партию, но в итоге сочли за лучшее примкнуть к существующей структуре. Их не смутило и то, что дела у левых обстоят, мягко говоря, неважно.

"Рейтинг ОЛПЭ уже долгое время находится где-то около ноля, так что они незаметные на политической арене, но это не единственная "незаметная" партия. Есть круг таких партий, которые как будто действуют, но для избирателей они не важны", - отмечает социолог Юхан Кивиряхк (Turu-uuringute AS)

Эстонские левые говорят о социальной справедливости и защите прав трудящихся, и называют себя единственной силой, выступающей за сокращение оборонных расходов. Казалось бы, у части жителей страны такие лозунги должны найти понимание и поддержку.

"Учитывая количество бедных людей в нашей стране, не иметь левой партии, я считаю, что это нонсенс. Просто видимо мы не достучались до этого электората", - говорит Дроздов.

Кивиряхк видит сразу несколько причин безрадостного положения, в котором пребывают эстонские левые. Во-первых, ниша для их идеологии здесь вообще невелика. Эстонцы воспринимают эту партию как чисто русскую и слишком радикальную. Во-вторых, отсутствие ярких лидеров.

"Многие русские политики, которые могли бы делать там карьеру или быть председателями в этой партии, просто уже действуют в рамках Центристской партии", - подчеркивает Кивиряхк.

Русаков: в нашу партию вступают не ради благ, а по идеологическим причинам

Валев Калд, возглавлявший ОЛПЭ шесть лет, харизматичным лидером стать, судя по всему, так и не сумел, и месяц назад добровольно сложил свои полномочия. Сменивший его 45-летний Мстислав Русаков известен своими выступлениями в защиту русской школы, но это тоже, как говорится, широкая известность в узких кругах.

"У нас в принципе хорошая программа партии, и многие люди, которые записываются в наши ряды, просто её читают. Обычно людей партии привлекают возможностью сделать карьеру, еще чем-то. Тех, кто приходит к нам, привлекает исключительно наша идеология - больше у нас ничего нет. Но это интересно, и люди идут", - рассказывает Русаков.

Однако избирателей риторика ОЛПЭ совершенно не прельщает. В результате, если не считать двух депутатов в горсобрании Маарду, левые не представлены ни в Рийгикогу, ни в местных органах власти.

По словам Кивиряхка, одной лишь программы, пусть даже самой привлекательной, для успеха не достаточно.

"У избирателя должна быть и уверенность, что люди, которые состоят в партии, способны реализовать эти идеи. Это тоже очень важно, а эта партия не показала себя у власти. У левых нет списка достижений, другие партии были в правительстве или действуют в правительстве. А этой партии просто не видно", - говорит Кивиряхк.

Русаков обещает, что впредь голоса левых будут звучать громче. Скорее всего, весной партия в очередной раз поучаствует и в борьбе за парламентские мандаты. Но очень больших иллюзий у Русакова нет.

"Проблема в том, чтобы эту информацию до людей донести, потому что, как я уже говорил - выйдите на улицу, спросите: "Объединенная левая партия...?", вам скажут: "Что это?" - говорит Русаков.

На этой неделе партия напомнила общественности о своём существовании, но далеко не самым удачным способом.

Возглавив партию, Русаков практически сразу столкнулся с неожиданной проблемой. Дроздов и ещё два представителя, так сказать, старой гвардии усомнились в юридической корректности процедуры избрания председателя. Ответ Русакова был скорым и решительным - диссидентов просто исключили из партии.

Исключенные обвиняют Русакова в рейдерском захвате партии. Сам же лидер эстонских левых надеется, что конец неурядицам положит декабрьский съезд партии.

"Сейчас мы, новые люди, которые вступили в партию буквально в прошлом году, пытаемся ее поднять - это очень долгий, сложный процесс, без ресурсов, без всего, всё нужно создавать самим с ноля. Это огромная сложная задача", - заключает Русаков.

Редактор: Виктор Сольц

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: