Рейнсалу: права, гарантированные Конвенцией о правах человека, могут быть ограничены в условиях ЧП ({{contentCtrl.commentsTotal}})

{{1585401360000 | amCalendar}}
Фото: Прийт Мюрк/ERR

Эстония неожиданно присоединилась к европейским странам, которые сообщили Совету Европы, что они задействовали статью 15 Конвенции о правах человека, которая предоставляет возможность частично ограничить свободу вероисповедания, выражения мнений или другие свободы. По словам министра иностранных дел Урмаса Рейнсалу ("Отечество"), государству при разрешении вызванного коронавирусом кризиса может потребоваться принять меры для ограничения прав, гарантируемых конвенцией.

Некоторые страны Восточной Европы в связи с вызванным коронавирусом кризисом задействовали статью 15 Конвенции о правах человека, которая гласит: "В условиях войны или других чрезвычайных ситуациях, которые ставят под угрозу жизни людей, можно принять меры для приостановления выполнения обязательств по настоящей Конвенции в той степени, в которой это строго необходимо из-за серьезности ситуации, при условии, что такие меры не противоречат другим обязательствам по международному праву". Это означает, что когда государство-член Совета Европы уведомляет генерального секретаря Совета о применении этой статьи, оно имеет возможность частично ограничивать свободу вероисповедания, свободу выражения мнений или другие свободы.

Поскольку о задействовании статьи 15 сообщили те страны, которые критикуются за недостаточное уважение к правам человека, возникает вопрос, почему Эстония и Латвия также сделали это.

- Министр иностранных дел Урмас Рейнсалу, почему Эстония сделала такое уведомление Совету Европы?

- Эстония уведомила генерального секретаря Совета Европы 20 марта. Эта статья и предусматривает такую ​​процедуру. Мы отметили, что государству может потребоваться принять меры, ограничивающие гарантированные Конвенцией права.

Это не означает, что Эстония должна приостановить действие прав, предусмотренных в Конвенции, а то, что ее собственные меры могут оставаться в пределах, которые обычно разрешены. Несколько других стран также сделали это.

Такие шаги предпринимались и раньше, например, когда Франция объявила, что должна будет активизировать эту статью в связи с террористической угрозой, когда возникнет необходимость ограничить определенные права в случае чрезвычайной ситуации. И Украина также сделала это в контексте конфликта с Донбассом и Луганском.

- Издание Observer пишет, что сообщения об активизации статьи 15 поступили из стран, которые не являются самыми образцовыми в плане соблюдения прав человека, таких как Армения, Молдова. Но также и из Латвии и Эстонии. Почему мы должны быть в одной лодке с такими странами?

- Мы не в одной лодке, это не коллективное обращение.

Юристы Министерства иностранных дел Эстонии считают, что корректнее было бы сообщить, что в случае возникновения чрезвычайной ситуации могут быть приняты меры по ограничению гарантируемых Конвенцией прав.

Дело в том, что мы уже предприняли эти шаги в чрезвычайной ситуации. По оценке Эстонской Республики, эти шаги законны, но окончательная оценка будет проведена Европейским судом по правам человека. Например, у нас ограничена свобода собраний, потому что в настоящее время нам запрещено собираться. По смыслу Конвенции о правах человека - это ограничение, и поэтому логично и целесообразно информировать об этом Совет Европы.

Это не означает, что Эстония не является правовым государством и не руководствуется принципами прав человека, которые также закреплены в нашей конституции.

- Почему премьер-министр Юри Ратас ничего не знал об этом письме?

- Процедура отправки этого письма не предусматривает этого. Я тоже не подписывал это письмо.

Это было сделано на уровне должностных лиц, в Совете Европы наши права регулирует наш посол, и МИД представляет эти процедуры. Это не политический шаг, а в чистом виде юридический.

- То есть вы не отдавали распоряжения чиновникам отправлять это письмо?

- Не отдавал, но принял к сведению эту информацию. Это просто такая процедура.

Мы этим письмом не вышли из сферы действия Европейской конвенции о правах человека, но ясно, что сегодня в Эстонии ограничены некоторые права. Но причина ограничений законна.

- Видите ли вы, как министр иностранных дел, что короновирусная эпидемия в Европе и мире в целом может привести к увеличению числа проблем с правами человека?

- Необходимым условием осуществления других прав человека является право на жизнь. И страны должны защищать право людей на жизнь. Следовательно, для этого должны быть приняты соответствующие меры. Это обязанность, а не привилегия, говорить людям, что у них есть право на жизнь.

Естественно, следует избегать непропорциональных мер, они должны быть основаны на реалистичной оценке угроз и оставаться в силе только до тех пор, пока они выполняют свою цель. Следовательно, срок действия чрезвычайной ситуации в Эстонии также является временным и может быть прекращен раньше, если это необходимо, но может быть продлен.

Как хорошо сказал литовский министр здравоохранения, существует альтернатива ограничению свобод: альтернатива является естественным выбором.

- Считаете ли вы нормальным произошедшее в Венгрии, где премьер-министр стал руководить с помощью постановлений правительства, а парламент был практически оставлен в стороне? Являются ли такие шаги по направлению к авторитаризму широко распространенным явлением?

- Если спрашивать, являются ли применяемые в Европе ограничения шагом к авторитаризму, то это нереально. Конкретно ситуацию в Венгрии я не могу комментировать.

Конечно, страны должны применять ограничения пропорционально и в соответствии со своей конституцией, как это делает Эстония. Все страны должны иметь возможность в судебном порядке проконтролировать эти шаги.

Но я назову вам другое число: 26 февраля по всей Европе число зараженных коронавирусом людей было таким же высоким, как сегодня в Эстонии. Чтобы предотвратить распространение вируса с такой скоростью, такие крайние меры должны быть приняты. Обычно страны делают это слишком поздно.

Министерство: сообщение не означает, что Эстония приостанавливает гарантированные Конвенцией права

Министерство иностранных дел подтвердило, что посол Эстонии направил 20 марта письмо с уведомлением в соответствии со статьей 15 Европейской конвенции о правах человека, в котором информировал об ограничениях, введенных в связи с чрезвычайным положением из-за пандемии коронавируса. Было также сообщено, что в случае введения новых ограничений Эстония незамедлительно проинформирует Совет Европы и продолжит соблюдать международные права человека, включая Европейскую конвенцию о правах человека.

В своем пресс-релизе министерство отметило, что из-за чрезвычайного положения Эстония ограничила передвижение внутри страны и через границу, изменила порядок предоставления образования и работы в суде, закрыла различные культурные и другие учреждения, ввела ограничения на общение, в том числе в больницах и местах лишения свободы и т. д.

Канцлер юстиции: это не отменяет действие конституции Эстонии

По словам канцлера юстиции Юлле Мадизе, активизация статьи 15 не означает, что положения конституции Эстонии находятся под угрозой.

"Могу подтвердить, что до тех пор, пока будет поддерживаться независимый конституционный контроль, никакие конституционные нарушения не будут допущены", - отметила Мадизе в своем посте в социальных сетях.

"Временный отказ от полного осуществления Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод не приостанавливает и не изменяет действие конституции Эстонской Республики", - написала Мадизе.

Добавлен видеосюжет "Актуальной камеры".

Редактор: Надежда Берсенёва

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: