Рене Вярк: для Украины ценность имеет и символический судебный процесс

Рене Вярк.
Рене Вярк. Автор: ERR

Украине нетрудно собрать доказательства о нарушении правил ведения войны, но сложнее будет связать их с конкретными нарушителями, считает доцент кафедры международного права Тартуского университета Рене Вярк. По его мнению, если Украине не удастся отправить на скамью подсудимых конкретных людей, ценность для нее будет иметь и символический судебный процесс.

- Украина приступила к первым судебным процессам над людьми, обвиняемыми в военных преступлениях. Насколько успешными могут быть такие процессы?

- Если посмотреть на происходящее на Украине, то мы увидим многочисленные нарушения правил ведения войны. Собрать доказательства таких нарушений нетрудно, сложнее связать их с людьми. Но украинцам это уже удалось, на прошлой неделе начался суд над первым солдатом. Согласно статистике, возбуждено свыше 11 500 дел, в основном речь идет о военных преступлениях.

- Какой смысл судить людей, которые живут в России?

- В некоторых странах говорят, что процесс возможен, только если на скамье подсудимых есть конкретное лицо. Но украинцы придерживаются несколько иного курса, говорят, что при необходимости процесс можно провести и без человека. Они считают, что жертвам нужна точка, определенная справедливость.

Конечно, это проблема, все же лучше, когда есть реальный человек и он реально отправляется в тюрьму. Но и такой символический судебный процесс имеет свою ценность.

- Должна ли у таких судебных процессов быть международная поддержка? Например, если Украина признает человека виновным в военных преступлениях, он больше не сможет поехать в демократические страны, так как там его арестуют.

- В конце концов каждая страна должна сама разбираться с преступлениями. Украина этим занимается. Они говорят, что примут международную помощь, например, команды по расследованию, но они все же хотят провести свои дела сами. При необходимости они будут полагаться на международный трибунал, если таковой будет создан.

По всей видимости, люди, которые будут на нем осуждены, надолго отправятся в тюрьму. Но это тюремное заключение не означает, что по освобождении они больше не смогут путешествовать. Если же человек будет в розыске, то его в какой-то момент смогут задержать и выдать Украине.

- Что вообще означает "военное преступление"? Не является ли преступлением уже тот факт, что кто-то нападает на чужую страну?

- На самом деле есть четыре вида крупных преступлений, в международном понимании. Первый – преступление агрессии, когда начинают войну против другого государства. Но на месте также могут быть совершены преступления геноцида, преступления против человечности и военные преступления. Военные преступления – нарушения правил ведения войны. Когда солдат убивает мирного жителя, то это военное преступление. Доказать его может быть просто. С преступлениями геноцида и против человечности сложнее, так как здесь важен умысел.

- Часть людей, которые отправятся под суд, не связаны с военными преступлениями, их обвиняют в нарушении законов Украины. Как обстоят дела с этим?

- Да, вторая большая категория – те, кто нарушил украинское законодательство, угрожал безопасности страны. Начато более 5500 таких дел. Большинство дел касаются сотрудничества с вооруженными силами РФ, например, люди передавали информацию о целях, выдавали бойцов и так далее. Украинцы усердно ими занимаются. Это то, что во многом выпало из нашего поля зрения.

Редактор: Евгения Зыбина

Источник: Välisilm

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: