"Инсайт": в инватранспорте нет сопровождающих – только водитель и 13 особых пассажиров ({{commentsTotal}})

Фото: ERR

Каждое утро в Таллинне на линию выходят 28 небольших микроавтобусов, которые развозят в дневные центры и школы людей с ограниченными возможностями: беспомощных, нередко плохо двигающихся и плохо говорящих и далеко не всегда отвечающих за свои поступки. Сопровождающих в автобусе нет.

Тему опасной услуги инвоизвоза проанализировала программа ETV+ "Инсайт".

Десятилетний Георг Комков или просто Жора, как его называют все друзья и близкие, по злой иронии страдает редким генетическим заболеванием-тезкой – синдромом ди Георга. Он очень трогательно называет свою бабушку Елену мамой.

"Родителей у него нет, у него мать была наркоманкой. Ей было 16 лет, когда она его родила, и из роддома его забирали мы, – рассказала бабушка Георга Елена Комкова. – Он у нас гиперактивный. Ребенок, который не может посидеть трех минут. Он все время двигается, ему надо все время что-то делать, куда-то бежать, с кем-то общаться. Ласковый, любвеобильный, он любит всех, доверяет всем, но в то же время он не понимает, что какие-то вещи он делает не так, что это кому-то мешает, что он не прав".

Жора пользуется услугой столичного инватранспорта. И каждый раз его бабушка очень волнуется, как мальчик доберется до места назначения: "Это особые детки, которые в силу своих диагнозов не понимают, что нельзя бегать по автобусу, нельзя мешать водителю, нельзя слушать громко музыку. А сопровождающего в автобусе нет".

Сопровождающие в автобусах нужны, как воздух

По словам Елены, необходим хотя бы один сопровождающий на автобус, потому что путь занимает почти полтора часа. Даже взрослому человеку трудно выдержать так долго в транспорте, чего уж говорить о детях: «Сопровождающий сможет подать игрушку. Сказать доброе слово, не дать возможности ходить по автобусу и не мешать водителю».

Вопрос инваизвоза в столице находится в компетенции Таллиннской мэрии. Вице-мэр Таллинна Мерике Мартинсон сейчас в отпуске, однако ответила на вопросы почтой: "При оказании услуги мы исходим из того, что речь идет о тех клиентах, которые подчиняются водителю, не агрессивны и чье состояние здоровья позволяет им использовать эту услугу. Если "посадить" в автобусы сопровождающих (приблизительно 30 человек), они будут нуждаться в дополнительном месте, а это означает, что нам надо будет добавить в график три дополнительных автобуса, а также изыскать средства на зарплаты этих сопровождающих, на их обучение и так далее. В некоторых тяжелых случаях мы предлагали родителям самим сопровождать своего ребенка в автобусе".

Последовательность столичных властей впечатляет – ровно то же самое они отвечали и три года назад.

Что говорит закон?

"Новый закон о социальном обеспечении гласит, что представитель услуги социального транспорта должен обеспечить в нем безопасность. На самом деле, закон не говорит, должен ли там быть сопровождающий или нет, но там очень ясно сказано, что поездка должна быть безопасной. И если мы подумаем о людях, которые пользуются этой услугой, особенно о детях, которые едут в детские учреждения, мне кажется, что это само собой разумеющееся, что сопровождающий должен там быть", – ответила член Комиссии Рийгикогу по социальным делам Моника Хауканымм.

При этом даже представители перевозчика согласны, что сопровождающий нужен. «Безусловно, сопровождающий – это хорошее решение, хотя это и отнимет одно место в автобусе. Однако водитель тогда сможет заниматься непосредственно своей работой», – считает директор фирмы Termak Тийт Пярн.

А как сейчас? Может водитель полностью сосредоточиться на своей работе? Похоже, что нет. Судите сами: по правилам, водителю запрещено покидать автобус, но как быть, если, например, вот ребенка никто не встречает у детского центра? Дойдет ли он сам? Водитель ведёт ребенка к дверям. А в это время теплая компания уже уселась за руль.

"Если в автобусе находятся его клиенты, водитель не имеет права покидать транспортное средство, потому что пассажиры у него такие, что могут использовать ситуацию в своих целях. Кто-то всегда должен встречать детей", – сказал директор фирмы Termak Тийт Пярн.

По словам Моники Хауканымм, члена Комиссии Рийгикогу по социальным делам, здесь может идти речь о нарушении закона: "Безопасность не обеспечена. Если дети едут в школу, во время поездки отстегивают ремни безопасности, передвигаются по автобусу, если водитель должен помогать детям добраться из автобуса до здания, в это время безопасность не обеспечена никак".

Сопровождающий решит проблему?

Директор Основной школы Кадака Алевтина Полищук считает, что наличие такого транспорта – это очень большое подспорье для родителей детей с особыми потребностями: "В нашей школе примерно половина детей пользуется услугами социального транспорта и в целом мы довольны, что у родителей есть такая возможность. Ведь не все родители могут сопровождать детей до школы и к сожалению не все дети могут передвигаться самостоятельно в общественном транспорте".

По словам Алевтины Полищук, сопровождающий – всего лишь полумера. Важно, чтобы вся система социального обеспечения работала слажено и бесперебойно. "Если это будет просто сопровождающий, который будет препятствовать нежелательному поведению, блокировать его, но ничего не делать с самим поведением – ситуация не изменится. Поэтому, хотелось бы, чтобы все эти вопросы рассматривались системно. По идее, ведь это часть общей программы реабилитации – наличие опорного лица, которое помогло бы ребенку в той или иной ситуации".

Насколько возможно приставить по опорному лицу к каждому нуждающемуся ребенку в сегодняшних реалиях, думается, объяснять не надо. Тем не менее, чтобы вся эта система заработала, нужно хотя бы пытаться что-то менять.



Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: