Член правления "Синего пробуждения" Стомахин: у EKRE есть потенциал решить вопросы интеграции ({{commentsTotal}})

Федор Стомахин живет в Тарту.
Федор Стомахин живет в Тарту. Автор: личный архив

Эмигрировавший в 2009 году из России в Эстонию Федор Стомахин (19), который стал в этом году членом правления молодежной организации Эстонской консервативной народной партии (EKRE) "Синее пробуждение" (Sinine Äratus) рассказал в интервью RUS.ERR.EE, что именно у этой политической силы есть потенциал решить вопросы интеграции, а лидера EKRE Марта Хельме не стоит сравнивать с Владимиром Жириновским или Дональдом Трампом.

Почему вы выбрали именно EKRE? Чем симпатизирует вам эта партия? Вас никак не смущает тот имидж, который она приобрела? Что, мол, в ней одни гомофобы, расисты и русофобы.

Я выбрал именно EKRE, так как это единственная партия, которая находится вне либерального консенсуса, который пытается превратить мир в глобальный супермаркет, в котором проживает аморфная, еле различимая масса людей, лишенных корней. Социал-демократы покрасили бы супермаркет розовым цветом, а "Отечество" - синим, но основная идея остается.

Кроме того, я поддерживаю этнический национализм глобально. Я верю, что нет народа, который заслуживает, например, геноцида путем массовой миграции из третьего мира.

Обвинения в фобиях я всерьез не воспринимаю. Подобные обвинения – идеологическое оружие против инакомыслящих.

Собираетесь ли вы сами баллотироваться в депутаты Рийгикогу на предстоящих в марте выборах?

Нет.

Может ли EKRE добиться серьезной поддержки у русскоязычного избирателя? Чем объяснить появление в интернете рекламных баннеров партии на русском языке?

Мы можем добиться поддержки, например, с точки зрения семейных ценностей. И мне кажется, что у EKRE есть потенциал решить вопросы интеграции. Но не так, как это хотят сделать либералы. Они навязывают нам унизительный статус угнетенного меньшинства, что ставит местных русских в одну категорию с неграми и трансгендерами. Наоборот, нужно признать местных русских как народ - не меньшинство - но требовать при этом лояльность. Это совсем другая социальная парадигма, которая не пытается отнять у русских их достоинство.

Начали экспериментировать с рекламой на русском языке, значит нам интересен и этот избиратель. Потенциал есть.

Согласны ли вы со всем, с чем выходит на выборы партия? По каким пунктам у вас есть особое мнение?

Согласен со всем. Но еще думаю, что надо больше заниматься экологическими вопросами, то есть не только целлюлозным заводом и Rail Baltic, а на более фундаментальном уровне. Корни зеленой политики в правых движениях конца 19-го и начала 20-го века, это не левая ниша. Я собираюсь с "Синим пробуждением" продвигать эту мысль.

Что такое "Синее пробуждение"? Насколько вы самостоятельны в своих действиях? Бывает ли, что старшие товарищи из EKRE одергивают активистов "Синего пробуждения"? В каких акциях младоконсерваторов вы лично участвовали или даже сами были инициатором?

"Синее пробуждение" - это молодежная организация EKRE, наша задача – новое национальное пробуждение, поэтому мы занимаемся не только политикой, но и культурой, историей, философией и т. д. Мы не "фабрика бройлеров", мы очень автономны. Никак не могу вспомнить случай, чтобы кто-то нас одергивал.

Что касается акций, то мы организуем раз в год, в День независимости республики (24 февраля - прим. rus.err.ee) факельный марш, и два раза в месяц - встречи в какой-нибудь культурной обстановке, где мы обсуждаем разные темы – от Французской революции до Унгерн-Штернберга (генерал. видный деятель Белого движения на Дальнем Востоке, в детстве какое-то время жил и учился в Таллинне - прим. rus.err.ee), от древнеэстонских традиций до метаполитики. То есть мы еще и образовательная организация.

Лично я принимал участие практически во всех акциях в этом году и организовывал международную конференцию "Этнофутур" (Etnofutur).

Ваше отношение к последним связанным с EKRE скандалам - торжественному мероприятию "День памяти монумента в Лихула", заявлению Марта Саарсо про "неуместного азиата" Михаила Кылварта и словам Кадри Вильба "Гитлер запустил строительство дорог в Германии, что в этом плохого?". СМИ нагнетают или все-таки некоторым членам партии стоит следить за своими словами?

На самом деле я ничего скандального не вижу.

Что касается Лихула (был установлен временный памятник, дизайн которого копирует снесенный в 2004-м году камень - на нем изображен солдат в немецкой форме, а посвящен он эстонцам, воевавшим в армии нацистской Германии - прим. rus.err.ee), то скандальность этого мероприятия заключается в двух вещах.

Во-первых, мне кажется, что люди не понимают, что героизм не зависит от того, выбрал ли этот герой правильную сторону. Эти люди боролись за независимую Эстонию, и этого более чем достаточно.

Во-вторых, мне также кажется, что в нашем обществе все пытаются отдалиться от признания настоящего героизма. Как сказал Юкио Мисима (японский писатель и драматург - прим. rus.err.ee): "В цинизме, взирающем на любого вида геройство с ухмылкой, непременно присутствует комплекс собственной физической неполноценности". По-моему, и физическая, и психическая неполноценность – это, к сожалению, условия нашей, западной цивилизации.

Лидера EKRE Марта Хельме сравнивают и с президентом США Дональдом Трампом и с лидером ЛДПР Владимиром Жириновским. Какое сравнение вам ближе?

Стили все-таки сильно отличаются. Я не могу никаким образом себе представить ситуацию, в которой Март Хельме ходит по подъездам и раздает гречку. По-моему, Жириновский даже не пытается показаться серьезным политиком. У Трампа тоже совсем оригинальный стиль - легко запоминающиеся мемы и лозунги, Твиттер, эстетика "вульгарного богатства". Март Хельме куда более спокойный, он кажется мне психологически очень сбалансированным политиком.

В видеоинтервью русскому Postimees Март Хельме заявил, что предпочел бы сохранить нынешнюю систему образования, то есть оставить русскую школу. А вы как думаете?

Резко все изменять – это приведет только к конфликту. Но как-нибудь надо способствовать тому, чтобы местные русские знали эстонский. Это естественно, что в Эстонском государстве надо владеть эстонским языком.

Вы приехали с матерью Татьяной Стомахиной из России в 2009 году, тогда вам было 10 лет. Можно ли здесь легко выучить эстонский или сталкивались со сложностями, о которых часто говорят более взрослые эмигранты - Евгения Чирикова и Артемий Троицкий. Исходя из вашего опыта, насколько легко получить приехавшему из-за границы человеку гражданство Эстонии?

Сложностей не было, но это потому, что я уже владел финским, и перейти на эстонский было несложно. Я почти сразу попал в эстонскую школу (Таллиннская школа Сюдалинна, а с 10 класса - Таллиннская реальная школа - прим. rus.err.ee) и удачно ее закончил.

Для получения гражданства путем натурализации главное условие – постоянно проживать в Эстонии в течении восьми лет. Этого более чем достаточно, чтобы выучить на каком-нибудь уровне язык и сдать всякие тесты.

Служили ли вы в эстонской армии?

Нет, еще не успел, так как получил гражданство только пару месяцев назад.

Ваше отношение к происходящему сейчас в России и лично к президенту Владимиру Путину. Когда вы последний раз были в России? Собираетесь ли туда в ближайшее время?

Естественно, с точки зрения этнического национализма в России все очень сложно: рост влияния ислама, массовая иммиграция из Центральной Азии, удушение финно-угорских народов и языков, обживание Дальнего Востока Китаем, плюс империалистические амбиции самой России. Кстати, китайцы занимают не только Дальний Восток - в Чувашии они, например, строят очередной завод, а значит, общежития, и всю остальную инфраструктуру для китайцев-рабочих. Это уже не Дальний Восток - это в 600 км от Москвы. Как может подобная деятельность быть в интересах русского народа? А что касается Путина, то он мне не интересен. Проблема со всем политическим классом, он просто является его главным представителем. Последний раз я был в России в 2009 году, и у меня нет планов посещать ее в ближайшее время.

Поначалу вы активно поддерживали Свободную партию и даже были членом правления ее молодежной организации. Что вам там не понравилось? Каков ваш прогноз относительно будущего Свободной партии?

Она была слишком заурядной. Посредственные политики, молодежь. Их не интересовали большие вопросы. К тому же, мои взгляды за это время сильно изменились, поэтому я молодежную организацию свободников и покинул. По-моему, все "магниты" из партии ушли, и будущего у нее нет. Не сотрудничаю я больше и с такой молодежной организацией, как "Открытая республика".

В Тарту идеи EKRE активно продвигал Алексей Ганичев, который до этого был членом Свободной партии. В сентябре Ганичев покинул EKRE из-за просочившейся в прессу фотографии, на которой он нетрезвым позировал в форме Кайтселийта. Знакомы ли вы с ним? Насколько искренен он был в своих взглядах?

С Ганичевым я не знаком, но у меня нет причины думать, что он был неискренен в своих взглядах.

Вы говорите, что EKRE вас привлекает с точки зрения этнофутуризма. Можете кратко объяснить для наших читателей, что это такое?

Этнофутуризм – это идеология ускорения в будущее не вопреки национальному характеру, этносу и архаичной нравственности, а наоборот, благодаря им. В современном либерализме отсутствует предписание созидать что-то великое – только более удобное. Он не способен привести нас к тому будущему, фантазии о котором мы когда-то еще не считали банальными и ребяческими. Этнофутуризм способен сделать все это и при этом не продать душу материалистическим идеологиям.

С кем EKRE лучше оказаться в правительстве - с центристами или реформистами? Или, по-вашему, консерваторам лучше еще стоит побыть в оппозиции?

Лучше всего оказаться в правительстве с теми, кто готов сотрудничать с нами с точки зрения главных программных пунктов – договор о границе, закон о сожительстве, ликвидация культурного разрушения и народное голосование.



ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.
Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: