"Инсайт": официальные органы считают несущественными экологические проблемы Силламяэ ({{commentsTotal}})

{{1547150340000 | amCalendar}}
Фото: ERR

Пожары с едким, кислотным дымом, радиоактивные отходы, разливы кислоты и многое другое беспокоят жителей Силламяэ, вот только почему-то экологические проблемы в городе видятся исключительно его жителям, а не государству.

Ящик Пандоры под названием "Экология Силламяэ" вновь открылся в конце минувшего года, когда стало известно, что отходы производства редкоземельных металлов могут уже официально закопать в этом портовом городе, сообщает выходящая на телеканале ETV+ программа журналистских расследований "Инсайт".

Бывшие собственники предприятия Silmet, занимающегося очисткой редкоземельных металлов зарубежного происхождения, обанкротились и не выполнили взятые на себя перед Эстонией обязательства и не вывезли из Силламяэ в США огромное количество производственных отходов, содержащих радиоактивные вещества.

"Их на сегодня примерно 470 тонн. В сравнении с другими материалами, которые возникают в Эстонии при деятельности, связанной с радиацией, это довольно большой объем", - говорит руководитель отдела радиации Департамента окружающей среды Ильмар Пускар.

Предприятие Ökosil OÜ принадлежит на 2/3 акционерному обществу Silmet Grupp и на треть – государству. Задача Ökosil – мониторинг состояния окружающей среды на заводе и в городе.

По словам руководителя Ökosil Анти Сийнмаа, в таких отходах в конечном итоге что-то около 5% природного урана и 1% тория.

"Эти материалы не повисли в воздухе, как будто никто ими не занимается. NPM Silmet взял на себя ответственность за них", - отмечает мэр Силламяэ Тынис Кальберг.  

Сегодня решение вопроса отходов предусматривает не столько варианты вывоза отходов за рубеж, сколько возможность закопать их в Силламяэ. Официально, по технологии и со всеми разрешениями. По мнению Сийнмаа, это займет годы.

В 2015 году Госконтроль отметил, что Департамент окружающей среды не взвесил необходимость требования денежного залога для обращения с радиоактивными отходами и не обосновал отсутствие требования залога.

Комментарий руководителя отдела радиации Департамента окружающей среды Илмара Пускара: "Денежный залог уже два года как предоставляется. Департамент потребовал для обеспечения безопасности содержащих природные радиоактивные материалы отходов необходимый денежный залог от NPM Silmet. Предприятие его предоставило 28.12.2016. Гарантия действует с этой даты".

Пожары с кислотным дымом: без сигнализации можно обойтись

И это далеко не единственная удивительная вещь в истории предприятия Silmet, с которым связан целый ряд опасностей, на которые, кажется, государство годами закрывало глаза.

Одна из таких опасностей - пожары. За одним из самых крупных из них в июне 2015 года наблюдала вся Эстония. Пожару была присвоена наивысшая категория сложности. Тогда весь город заволокло дымом - очень едким и неприятным по ощущениям. Пострадало очень много зелени, деревьев. Люди обращались к врачам.

"Это был не обычный дым, потому что внутри этого здания, которое горело, ранее в советское время происходила переработка радиоактивных материалов. Естественно, здание старое, там и пыль, и все остальное содержит радиоактивные отходы", - считает оппозиционный депутат горсобрания Силламяэ Олег Култаев.

"Инсайту" удалось выяснить, что в здании, где работали с кислотами и взрывоопасными веществами, не было как сигнализации, так и системы пожаротушения. Это при том, что сейчас во всех квартирах и магазинах требуется установка дымового датчика.

Как такое возможно? Руководство завода Silmet не стало отвечать ни на этот, ни на другие вопросы "Инсайта". Отказался от комментариев и Спасательный департамент.

Жители города, наблюдавшие за пожаром, отмечают, что дым из-за кислот оказался настолько едким, что в городе сожгло листву на деревьях. А вода, которой тушили пожар, смешалась с кислотой и отправилась в реку.

"Про кислоты почему-то тогда никто не говорил. При тушении пожара все это потекло, естественно, в речку и дальше в море, - отмечает Култаев. - Река была какого-то такого розового цвета, и, я так понимаю, на этом участке реки все живое погибло".

Сийнмаа считает, что на пожар отреагировали настолько хорошо, насколько было возможно. И на его взгляд, одной из главных проблем было то, что спасатели были вынуждены начать тушить водой.

"Инспекция окружающей среды была первой, кто проверял воду, и они получили содержание фтора свыше 200 миллиграммов на литр", - говорит Сийнмаа.

Это в тысячи раз выше нормы. Днем позже показатель упал, но все равно был в сто раз больше природного фона.

Пожар расследовали. Полиция не нашла признаков правонарушения или преступления. Однако, по данным "Инсайта", похожий крупный пожар был в этом же здании и в 2004 году, тогда три спасателя получили химические ожоги.

"Пожар квалифицировали как несчастный случай", - говорит руководитель Ида-Вируского бюро Инспекции окружающей среды Кятлин Лизденис.

Из документа, составленного после пожара 2015 года, следует, что Спасательный департамент не требовал от завода установку сигнализации и системы пожаротушения на основании оценочного решения. По существу, проверяющие решили, что без этих систем можно обойтись.

Радиация осталась?

Но ядовитым дымом, пожарами и загрязнением воды вред не ограничивался. Здание всегда было опасно в части радиационной загрязненности.

Марина Боржицкая – физик-ядерщик. Была руководителем дозиметрической службы лаборатории Силламяэского сланцехимического завода (ныне Silmet) в советское время, руководителем исследовательской группы того же завода.

Боржицкая со скепсисом относится к заявлению Департамента окружающей среды, что опасности радиационного заражения не было. Ведь строительные конструкции, стены, покрытие полов, трубы - все осталось с тех времен, когда там перерабатывали уран.

"Есть тут и торий-232. Это тоже альфа-излучатель и по воздействию на организм, особенно при попадании внутрь, гораздо хуже, чем уран 235-й", - говорит Боржицкая.

Еще один подозрительный момент, о котором раньше никто не упоминал: по словам депутата Култаева, со стороны завода была попытка втихую закопать этот радиоактивный мусор.

Сийнмаа же говорит, что такая попытка не предпринималась, в этом не было никакой необходимости.

Доказательств этой попытки пока нет, но есть факт - Инспекция окружающей среды возбудила в отношении Molycorp Silmet дело о проступке, связанное именно с обломками сгоревшего здания.

"Пожар квалифицировали как несчастный случай. Инспекция окружающей среды в связи с пожаром возбудила производство по неисполнению требований к деятельности, связанной с радиацией", - поясняет Лизденис.

Почему же это дело о правонарушении прекратили и никого не наказали? Оказывается, потому что руководство завода поступило хоть и незаконно, но правильно. Согласно решению инспекции, предприятие сделало все от него зависевшее, чтобы ликвидировать последствия пожара.

"Предприятие действительно начало без разрешения снос здания, которое было объектом радиационного контроля, но все же потом оно это разрешение получило", - добавляет Лизденис.

Иными словами, Silmet хотел разобрать и правильно сложить радиоактивные руины здания. Завод взял на себя задачу по ликвидации своего же серьезного прокола, чем оправдал себя в глазах инспекции.

Разливы ядовитых кислот: почему их раньше не видела Инспекция окружающей среды?

Еще одна потенциальная угроза от предприятия Silmet, о которой вы раньше не слышали – ядовитые кислоты. Они испаряются не только при пожаре, но и когда разливаются.

По данным "Инсайта", на территории завода случались такие аварийные разливы. Хотя Сийнмаа утверждает, что не припоминает, помимо последнего пожара, значительные разливов кислот, о которых бы у Ökosil спрашивали совета. Не было подобной информации и в распоряжении Инспекции окружающей среды.

Однако, когда "Инсайт" показал соответствующие фотографии, то руководители Ökosil и Ида-Вируского бюро инспекции признали, что это ликвидация разлива кислоты, и происходит она, видимо, на территории завода. На фотографиях видны цистерны с плавиковой кислотой. На земле шланг специального насоса, которым собирают плавиковую кислоту.

Плавиковая кислота крайне ядовита и при теплой погоде быстро испаряется. Работать с плавиковой кислотой необходимо только в респираторе, в очках, плотно прилегающих к коже, в защитной одежде и резиновых перчатках, в вытяжном шкафу. При ликвидации проливов рекомендуется использовать противогазы с автономным источником воздуха.

На одной из фотографий экскаватор снимает слой земли в траншее, в которой находится работница. Она, в резиновых сапогах, но без защиты дыхательных путей, смешивает землю с содой.

Плавиковую кислоту в случае разлива нейтрализуют содой, для этого она всегда есть на таких производствах.

То, что о происшествии, видимо, не знали представители Ökosil и Инспекции, лишний раз доказывает недостаточный контроль над опасным производством, хотя нас убеждают, что контроль налажен.

Неприятные запахи с объектов в Силламяэского порту

Кроме Silmet, в городе есть и другие опасные объекты. В Силламяэском порту сегодня работает множество терминалов класса А, то есть наивысшей опасности. До их строительства проводили оценку возможного влияния на окружающую среду.

"Здесь возник логистический кластер. Он повлек за собой появление новых веществ, с которыми местные жители еще не сталкивались. Радиация-то не пахнет, а с ней они свыклись с прежних времён", - говорит Сийнмаа.

Может, люди и привыкли к радиации, но почему-то возникший кластер их все равно беспокоит. Хоть он и работает в рамках закона.

Инспекция окружающей среды признаёт, что по поводу различных неприятных запахов звонят из Силламяэ массово.

"На терминале BCT – самом крупном терминале по перевалке аммиака – есть датчики на каждом резервуаре и у каждой цистерны", - успокаивает горожан Лизденис.

Если такой датчик показывает утечку, то терминал сам должен ликвидировать опасность и проинформировать об этом инспекцию.

"Мы контролируем все предприятия Силламяэ. Спрашиваем у них насчет аварий. Проверяем, как они ведут журналы и прочее. Нужно признать, что крупных утечек не было", - утверждает Лизденис.

"Предприятие с опасностью класса А учитывает риски и на каждом предприятии есть план ликвидации аварии. Возможные сценарии, которые могут произойти, проиграны как минимум на бумаге", - отмечает Сийнмаа.

Представители надзорных органов говорят, что нельзя считать терминалы опасными, поскольку их тщательно контролируют. Работа терминалов - в рамках закона.

"Делается всегда оценка влияния на окружающую среду, для чего привлекаются эксперты в этой сфере. Эти оценки подают Департаменту окружающей среды, который и выдает разрешение", - поясняет Лизденис.

Мэр Кальберг не видит в городе серьезных экологических проблем. По его мнению, все предприятия и органы надзора справляются со своей работой.

А вот физик-ядерщик Боржицкая считает, что исследования влияния на окружающую среду фактически делают некачественно, и реальные расчеты с замерами не сходятся.  

По словам Боржицкой, надо исследовать самостоятельно воду, почву, геологические характеристики, но никто этого не делает. Лизденис утверждает, что это делают лучшие эксперты, институты, и они независимы в своих оценках.

Боржицкая говорит, что еще не было ни одного случая, чтобы оценка считала строительство объекта недопустимым. "Всегда всё хорошо, и никакого влияния на окружающую среду не будет. Спите спокойно", - возмущается Боржицкая.

В итоге построенный терминал уже никуда не денется, даже если появляются технологические отклонения от предварительных расчетов.

"Инспекция может в порядке производства о правонарушении наказать или с помощью административного производства заставить что-то изменить. В этом случае предприятие платит повышенные сборы", - говорит Лизденис.

Другими словами, загрязняющее среду сверх нормы предприятие откупится, но не закроется. Госконтроль установил, что надзор Департамента окружающей среды не гарантирует безопасность.

"В деятельности Департамента окружающей среды и Инспекции окружающей среды по управлению переработчиками опасных отходов выявлены существенные недостатки. Департамент окружающей среды при выдаче разрешений на обращение с опасными отходами принял несколько решений, которые были недостаточно обоснованы и вследствие которых нет уверенности в обеспечении безопасности для окружающей среды и здоровья населения", - говорится в заключении Госконтроля.

Наличие в Силламяэ опасного производства и восьми терминалов класса А - это факт. В городе время от времени что-то крайне вредное горит, разливается или разлетается с ветром - это тоже факты. В перспективе у горожан - захоронение радиоактивных отходов Silmet. Но контролирующие окружающую среду органы спокойны. Похоже, экологическая специфика Силламяэ - это суслик, которого жители видят, а официальные органы - нет.

Комментарий Департамента окружающей среды: NPM Silmet не является новым предприятием, на которое как будто не распространяется обязательство Molycorp Silmet. На предприятии изменился собственник и в связи с этим изменилось название предприятия, но юридически Molycorp Silmet и NPM Silmet - это одно и то же предприятие.

NPM Silmet не обращалось за ходатайством о захоронении радиоактивных отходов в порту. Сейчас у Депортамента в стадии оценки находится использование безопасно измененной смеси отходов производства Silmet и сланцевой золы. Эта смесь может быть разрешена к использованию под надлежащим контролем для строительства Силламяэского порта. Это не захоронение радиоактивных отходов. Согласно исследованиям ученых, такая безопасно измененная смесь в строительстве порта является безопасной для окружающей среды, если соблюдаются все существующие требования.

На данный момент нет ни одного разрешения Департамента окружающей среды на использование при строительстве порта сланцевой золы или отходов производства Silmet.

NPM Silmet OÜ подал ходатайство на разрешение использовать повторно сланцевой золы, но производство по этому ходатайству в начальной стадии, поэтому пока такую смесь использовать нельзя.

Редактор: Виктор Сольц



Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: