"Инсайт": на центральном полигоне продолжают находить десятки неразорвавшихся снарядов ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Фото: ERR

За пару недель работ саперы на центральном полигоне Сил обороны Эстонии нашли более 20 неразорвавшихся снарядов, а ведь в прошлом году там произошла трагедия, когда подорвался солдат-срочник. Бывшие кадровые военные считают, что, возможно, проблема в некачественных снарядах или нарушениях правил безопасности. Силы обороны же утверждают, что никаких причин для беспокойства нет.

Находящийся на границе Харьюмаа и Ляэне-Вирумаа Центральный полигон Сил обороны используется еще с советских времен. Это самая загруженная тренировочная площадка страны, на которой проводят учения как вооруженные силы Эстонии, так и союзники по НАТО.

"Снаряды могут быть маленькие, бывают большие калибром до 155 миллиметров и весом до 50 кг. Если же на боеприпасе имеется желтая маркировка, то от него нужно держаться как можно дальше - это боевой снаряд", - рассказывает опытный сапер Мартин Меос.

Год назад на этом месте произошла трагедия. Во время учений серьезно пострадал 19-летний служащий Куперьяновского батальона Ларс, который после очередного рутинного упражнения вместе с парой сослуживцев отправился собирать мишени и наступил на валявшуюся на земле гранату от 40-миллиметрового ручного гранатомета.

Сослуживцы Ларса обнаружили неподалеку еще четыре неразорвавшихся гранаты. Получается, что на них могли случайно наступить и другие солдаты. Ларсу повезло, что врачам удалось совершить чудо и спасти его ногу.

Еще осенью Силы обороны утверждали, что случившееся - трагическое стечение обстоятельств и всячески раскаивались в произошедшем. Согласно их объяснению, неразорвавшиеся гранаты забыли во время предыдущих учений, и информация о возможной опасности не была доставлена куда надо. Именно поэтому в декабре прокуратура предъявила подозрения в халатности на рабочем месте сотруднику службы безопасности полигона. Казалось бы, в истории можно было ставить точку, но десятки источников указывают, что ситуация ужаснее - неразорвавшихся боеприпасов намного больше.

"Скажем так, на самом деле каждый командир подразделения должен контролировать ситуацию. Если боеприпас не разорвался, то, на самом деле, стрельбы следует прекратить и вызвать саперов. И до того, как он не будет обезврежен, никто не может идти в эту зону", - отмечает Меос.

"Я не представляю себе человека, который сказал бы, что это - нормально, что просто лежат взрывоопасные предметы, готовые сработать либо сами по себе, либо когда кто-то на них случайно наступит. Я считаю, что это не нормально", - возмущается бывший военнослужащий Маргус Неудроф.

Меос и Неудорф не просто какие-то парни из леса, а специалисты, что делает их критику более весомой. Будучи командиром группы поддержки вооружением и боеприпасами Неудорф отвечал за боеприпасы для подразделения. Сапер Меос напрямую или косвенно спас сотни жизней в Афганистане, за что получил награды из рук как президента Эстонии, так и генерального секретаря НАТО.

Откровенность офицеров удивительна, особенно если учесть, что фирма Меоса осуществляет работы по обезвреживанию снарядов на центральном полигоне, и Силы обороны - его клиент.

Саперы фирмы Меоса за две недели нашли более 20 неразорвавшихся снарядов

Журналистам хотелось лично убедиться, что слова саперов - не выдумка. Искать боеприпасы под снегом было бы слишком опасно, поэтому им пришлось ждать экскурсии на полигон целых полгода.

До этого Меос и его коллеги работали на полигоне уже две недели. Не обошлось и без происшествий. При подготовительных работах под гусеницами бульдозера взорвалась граната. Всего за две недели саперы обнаружили более двух десятков боеприпасов, которых, по большому счету, здесь вообще не должно было быть. И 11 из них аналогичны той гранате, на которой подорвался Ларс.

"Возникает вопрос, а почему они не сработали, особенно, учитывая, что у них имеется встроенный механизм самоуничтожения", - удивляется Меос.

Согласно предположениям Меоса и Неудорфа, используемые Силами обороны припасы - попросту бракованные.

"У этого боеприпаса два взрывателя. Первый должен срабатывать при контакте с поверхностью - скорее всего, он не сработал, поскольку здесь торфянистая почва, она слишком мягкая и граната ушла в землю. Чтобы понять, почему не сработал механизм самоуничтожения, ее надо разобрать. Но после выстрела этого делать нельзя, поэтому мы можем только догадываться, в чем причина. Вероятно, это бракованные боеприпасы - иначе как объяснить, что их так много", - отмечает Меос.

"Любые боеприпасы производятся для выполнения конкретной функции и если Эстония окажется по каким-то причинам вовлечена в военный конфликт, и мы будем использовать боеприпасы, которые не взрываются и не выполняют своих целей, то это большая проблема. Нам повезло, что сегодня можно сделать какие-то выводы, что какой-то конкретный тип боеприпасов не взрывается, или не работает, или не выполняет своих функций. Нужно выяснить, почему это происходит и закупать только те боеприпасы, которые работают тогда, когда это нужно", - добавляет Неудорф.

"Обычно осечки возникают по трем причинам. Первая - дефектный боеприпас. Вторая - его неправильно использовали, или выстрел был произведен из неподходящего оружия. Третья - оружие не передало снаряду начальный импульс", - перечисляет Меос.

Силы обороны: центральный полигон безопаснее, чем дорожное движение в центре Таллинна

Начальник отдела подготовки кадров Генерального штаба Сил обороны Мати Тикерпуу приводит статистику, что из 2100 подобных гранат не взорвались менее 50.

"Это около 2%, что довольно мало. Такие гранаты используют наши союзники. Это проверенный боеприпас. После несчастного случая мы провели повторную проверку, и все было в порядке, проблем при отстреле этих гранат не возникало", - утверждает Тикерпуу.

В 2014 и 2015 годах Силы обороны Эстонии закупили у США 40-миллиметровые гранаты для подствольных гранатометов в общей сложности на 700 000 евро. Поскольку одно государство закупало у другого, то цена оказалась куда меньшей, чем если бы покупали напрямую с завода. Причиной, почему после выстрела какие-то гранаты не взрываются, называют болотистость и мягкую почву центрального полигона. В ответ на вопрос о механизме самоуничтожения объяснением, наоборот, служит слишком твердая почва, из-за которой соответствующий механизм гранаты, вероятно, заклинивает.

"Я не могу сказать, что кто-то допустил ошибку, скорее можно говорить, что какие-то процедуры были пропущены. Во время моей службы у нас был правило, согласно которому нельзя было продолжать стрельбы до тех пор, пока не найдут и обезвредят неразорвавшийся боеприпас. Если его не удавалось его обезвредить, то находку нужно было обозначить с целью предотвращения опасности. Я убежден, что правила не изменились. И если снаряды продолжают находить в таких количествах, то значит эти правила не соблюдают", - комментирует Неудорф.

"Мы никогда не можем дать стопроцентную гарантию, что нашли все боеприпасы. Можем ли мы найти все? Иногда нет. Правила предписывают: если выстрелил и не взорвалось - нужно сообщить и тут же начать обезвреживать. Я думаю, сегодня центральный полигон куда безопаснее, чем дорожное движение в центре Таллинна", - парирует Тикерпуу.

Прокурор: полностью очистить полигон невозможно

В конце концов остается неясным, играет тут роль сомнительное качество гранат или невыполнимые правила. Так и прокурор, который вел дело о несчастном случае на полигоне, говорит, что полностью очистить область - это из разряда невыполнимых миссий.

"Я бы сравнил это с картофельным полем после того, как картошку уже собрали. Если встать перед этим полем и поставить себе задачу найти всю картошку, что осталась, то кажется, что это достаточно сложная задача", - говорит окружной прокурор Тоомас Томберг.

По словам Тикерпуу, бумаги, правила безопасности и реальная жизнь не всегда сходятся. Таким образом, гранаты, которые приземлились и не разбились в каждой целевой области, не могут рассматриваться как несчастный случай на производстве. Он напоминает, что центральный полигон не обычный лесной участок, а все-таки специальная область для военных учений, на которой в процессе стрельбищ неизбежно не удается каждый раз подсчитать все неразорвавшиеся снаряды.

"Я надеюсь, ни одного снаряда там больше нет. Но мы не можем пообещать на 100 процентов. Если есть хоть доля возможности несчастного случая, то никогда нельзя его исключать. Мы понизили риски, и если где-то есть неразорвавшийся снаряд, то он в надежном месте, на охраняемой зоне, там, куда не пройдут обычные люди", - заверяет Тикерпуу.

Меос: у Сил обороны слишком мало саперов

Однако Неудорф утверждает, что обычные люди, как пешком, так и на квадроциклах, периодически наведываются на полигон. Например, в дождливую погоду ходят за грибами.

Безусловно, никто не подозревает руководство Сил обороны в том, что они сознательно отправляют срочнослужащих на минное поле. С другой стороны, остается вопрос, почему Силы обороны самостоятельно не обнаружили снаряды, которые группа Меоса нашла в считанные дни.

"Поскольку саперный центр должен обеспечивать миссии, и у него одна команда на обучении, а вторая в поле, то у них попросту нет сил искать. Они прибывают на место, когда что-то находят, но у них нет личного состава, чтобы заниматься широкими поисками. Их слишком мало для этого. Эта область слишком большая", - выдвигает свою версию Меос.

"Точно нет. Я лично общался с командиром саперного подразделения сил обороны, и он подтвердил мне, что они успевают на вызов в предусмотренное время в любой точке Эстонии. У них несколько команд, они нагружены, но не настолько, чтобы не выполнять свои задачи в установленные сроки", - не соглашается Тикерпуу.

По словам Тикерпуу, после несчастного случая с Ларсом были сделаны серьезные выводы. В ближайшее время будут набраны новые саперы и уже ужесточены требования к безопасности, а целевая область по сути стала запретной зоной, куда без разрешения попасть не получиться. В ближайшее время в Рийгикогу должен поступить отдельный законопроект, который разрешит проводить на полигонах контролируемое сжигание, и, следовательно уничтожать неразорвавшиеся снаряды. Все это методы, которые должны снизить риски. Но сама опасность никогда и никуда не пропадет.

Редактор: Виктор Сольц

Источник: "Инсайт" (ETV+)

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: