Керсти Кальюлайд: мы довольно хорошо справляемся с ситуацией ({{contentCtrl.commentsTotal}})

{{1585938780000 | amCalendar}}
Фото: Владислава Снурникова/ERR

Президент Эстонии Керсти Кальюлайд в студии "Актуальной камеры" на телеканале ETV+ дала свои оценки ситуации в стране в условиях эпидемии коронавируса и начинающегося экономического кризиса.

- Добрый вечер, уважаемая госпожа президент. В независимой Эстонии чрезвычайное положение введено впервые. Как вы оцениваете действия политиков и общества в целом?

- Можно было бы сказать, что пока мы справляемся довольно хорошо. Многие математические прогнозы, как коронавирус поведет себя в Эстонии, опровергнуты нашими правильными действиями. Вирус распространяется не очень быстро, наша медицина справляется. Всем больным обеспечено лечение и лучший из возможных уход. Наши люди держатся в отдалении друг от друга. Одни делают это старательно, другие – не очень, и эти отличия можно увидеть на разных концах Таллинна. Мы довольно хорошо справляемся с ситуацией - судя по тому, как распространяется вирус, за исключением Сааремаа. Разные меры были приняты вовремя, когда на материковой части Эстонии вирус еще не получил широкого распространения.

Поскольку население Сааремаа маленькое, всего 30 000 жителей, то там эта беда очень большая. Вчера вирус был диагностирован у 95 человек на 10 000 жителей, но, конечно, есть и люди, которые заболели, но сами этого не знают или не сообщали об этом. Однако все население Сааремаа - это 30 000 человек. У эстонской медицины хватит возможностей, чтобы помочь всем жителям острова и в этой сложной ситуации.

- Какова роль президента Эстонии в кризисных ситуациях, подобных нынешней?

- Эстония – парламентская республика, руководителем чрезвычайного положения является премьер-министр. Поэтому информировать людей о принятых мерах – это не моя роль. Однако я могу давать разъяснения и отвечать на вопросы. Почему мы должны так делать? Что все это значит для нас? Какими могут быть долгосрочные последствия? В отличие от правительства, я располагаю временем на то, чтобы быть в курсе аналитики, читать размышления экспертов в области экономики, следить за тем, что говорят вирусологи, как кризис проходит в других странах мира. Так я могу помочь обществу вместе пережить это время, осмыслить происходящее вокруг нас, предложить взгляд со стороны. Это - повседневная работа.

Конечно, моя работа и в том, чтобы наравне с канцлером права, Рийгикогу, советниками правительства, следить за тем, чтобы все принимаемые меры оставались в конституционных рамках. Это очень важно. Как вы сами сказали, такое у нас впервые. Все, что мы сегодня делаем - создает прецедент. Все это нужно будет впоследствии анализировать, свою роль здесь сыграет и конституционная комиссия Рийгикогу, и другие институты. Что нужно будет сделать в следующий раз по-другому, а что - точно так же? Будем надеяться, что этого никогда не потребуется, но все-таки.

- Правительство не исключает, что возможны и более жесткие ограничительные меры. Насколько вероятно, что в нашей стране введут полный карантин, учитывая, что мы живем в демократическом государстве, где очень важна свобода человека?

- Да, несомненно, в демократическом государстве люди свободны в своих решениях и действиях. Но у свободы всегда есть и оборотная сторона - ответственность. Ответ на ваш вопрос, могут ли быть приняты более жесткие меры, на самом деле заключается в нашем поведении. Если сегодня мы будем вести себя разумно, будем делать не только то, что нам велено делать, но и руководствоваться здравым смыслом, сами будем избегать опасных ситуаций, даже если руководитель чрезвычайного положения не давал особых распоряжений на этот счет; если будем относить еду пожилым людям, чтобы им не нужно было ходить в аптеки и магазины - ведь мы это делаем и без приказа руководителя чрезвычайного положения.

Многие самоуправления ввели дополнительные ограничения раньше, чем это сделал руководитель чрезвычайного положения. Все это нужно поддерживать. Чем лучше мы сами будем справляться, самостоятельно принимая решения и устанавливая для себя ограничения, чтобы подавить вирус, тем меньше у руководителя чрезвычайного положения будет необходимость ужесточать эти ограничения.

Руководитель чрезвычайного положения точно так же следит за статистикой распространения вируса. Если из нее следует, что принятых мер недостаточно, то нужно принять дополнительные меры. Но вполне возможно, что они окажутся достаточными, если мы сами все будем делать правильно.

- Накануне правительство передало в Рийгикогу законопроект о дополнительном бюджете. Как вы оцениваете предложенные антикризисные меры?

- Моя задача только в том, чтобы оценить соответствие этих мер Конституции, потому что Конституция Эстонской Республики точно так же действует и в условиях чрезвычайного положения. У меня нет причин подозревать, что какие-то из этих мер противоречат Конституции. Задача Рийгикогу - проанализировать, направлены ли предложенные меры на регулирование кризиса, помогут ли они восстановиться нашей экономике в краткосрочной и более длительной перспективе? Или же они могут преследовать какую-то иную цель?

Часто говорят о том, что эти меры несут на себе отпечаток тех партий, которые их предложили. В какой-то мере это обосновано. Вот почему, отправляясь на выборы, мы должны думать о мировоззрении той или иной партии, а не о конкретных обещаниях, которые они дают: повысить пенсию или еще что-то. На основании их мировоззрений мы можем предположить, какие меры эти партии могли бы предложить, например, при нынешнем кризисе. Конечно, если бы у нас была другая правящая коалиция, то и меры были бы другими. Они бы соответствовали мировоззрениям этих партий. Это тоже совершенно легально и обоснованно. Это хорошее напоминание для всех тех, кто обычно пренебрегает советом голосовать по мировоззрению.

- Эстония - часть Европейского союза, НАТО и других европейских организаций. Можно ли сказать, что нынешний кризис - это проверка европейской солидарности, и как мы можем сохранить эту солидарность?

- Несомненно, у солидарности ЕС есть своя роль в решении этого кризиса. Конечно, задача ЕС не в том, чтобы решать проблемы здравоохранения. Государства-члены никогда не возлагали на ЕС такую ответственность, и таких инструментов у Европейского союза нет.

ЕС может делать то, в чем состоит его работа - обеспечивать свободное передвижение товаров. В нынешней ситуации, когда передвижение людей ограничено, свободно перемещаться могут как раз товары, а по электронным каналам также услуги. Нам важно сохранить и свободное перемещение капитала. Евросоюз несет эту ответственность. В начале кризиса, до закрытия границ, некоторые государства-члены действительно то ли забывали, то ли не успевали всех своевременно информировать, но теперь ситуация с каждым днем улучшается. Все поняли, что товарообмен нужно обеспечить, экспорт и импорт медицинского оборудования на самом деле происходит - мы тоже получили грузы лекарств, которые застряли в первоначальной неразберихе. Но я хочу сказать, что эстонское государство выполнило свою обязанность по информированию. Я говорила по телефону со всеми президентами соседних стран и лично информировала их о шагах, которые мы планировали предпринять. Именно так и нужно действовать, в европейском духе.

Евросоюзу предстоит сыграть также важную роль, когда кризис закончится, потому что и тогда нам с нашей маленькой открытой экономикой не удастся вернуть свою экономику в прежнем объеме. Ведь наша экономика в целом значительно превышает внутреннее потребление. Поэтому нам будут нужны единые меры ЕС для подъема экономики. Сегодня Евросоюз решил, что будет единое страхование от безработицы. Это очень поможет маленьким европейским странам. Я также думаю, что европейские граждане сейчас поняли, какой ужасной была жизнь без Шенгена – пару недель назад мы могли это наблюдать на внутренних границах Евросоюза. Думаю, все очень хотят восстановить прежние условия, особенно жители Европы. Кроме того, давайте подумаем - а если бы такой кризис разразился в Европе без системы Европейского союза, в которой можно вести переговоры, принимать и проводить в жизнь решения? Тогда нам точно не удалось бы справиться с ним лучше.

- В последнее время очень часто говорят о том, что русскоговорящие эстоноземельцы мало информированы. Согласны ли вы с этим утверждением и, на ваш взгляд, наблюдается ли какая-то разница в поведении эстонцев и русских в этой кризисной ситуации?

- Я сама не успела ознакомиться с этим опросом общественного мнения, но мои советники сообщили мне, что жители Эстонии в курсе происходящего в связи с коронавирусом - 99% среди эстонцев и 97% среди людей, говорящих на других языках. Это очень маленькая разница. Люди могут делать разные выводы из той информации, которая у них есть, но нельзя говорить, что информация не доходит до людей. По-моему, в нынешнем кризисе очень важно то, что ETV+ и Радио 4 – это те каналы, на которых наши русскоговорящие соотечественники ищут информацию. У меня годами спрашивали, когда речь заходила о низком рейтинге ETV+, есть ли в этом смысл. И я каждый раз отвечала, что меня не интересует, какая аудитория у ETV+ в обычный день, но меня очень интересует, к какому каналу жители Эстонии обратятся в момент кризиса, когда им нужно будет понять, что происходит на самом деле. Сегодня мы видим, что эти каналы - Радио 4, ETV+, ETV. Общественно-правовое телерадиовещание как на эстонском, так и на русском языке обеспечивает для людей доступность информации.

- Вы сегодня также общались с представителями Ида-Вирумаа - региона, где много русскоязычных жителей. По вашей оценке, как там относятся к кризису?

- Там идет очень основательная подготовка. В медицинском смысле Ида-Вируская центральная больница несет большую ответственность в этом регионе, но и Нарвская больница делает все возможное. Нельзя забывать, что с технической точки зрения Нарвская больница значительно уступает Ида-Вируской центральной больнице, поэтому пока есть такая возможность, пациентов с коронавирусом будут стараться размещать в Ида-Вируской центральной больнице в Кохтла-Ярве.

Кохтла-Ярве и Нарва уже несколько недель заняты тем, чтобы хорошо подготовиться к кризису. У них было для этого время, поскольку случаев заражения у них было мало. Однако сегодня я говорила с мэрами обоих городов о том, что тем больше беспокойства вызывает заражение вирусом в доме попечения. Ясно, что этот человек не ездил в Италию кататься на лыжах. Если вирус попал туда через работника, то и он, скорее всего, заразился в Эстонии. Если человек не знает, каким образом он мог заразиться, это на самом деле указывает на скрытое присутствии вируса в Ида-Вирумаа. И сейчас это понимают все, кто связан с этим.

Нарва в каком-то смысле выступила первопроходцем, когда начала заранее раздавать школьникам пакеты с продуктами и смогла все организовать так, что люди не чувствовали неловкости. Если сначала за продуктами приходило 80% детей, то теперь практически все. Особенно приятно было услышать от мэра, что некоторые дети передали эти пакеты друзьям, у которых трудное положение дома.

- Бурю эмоций у общественности вызвала новость о том, что у чиновников поднимаются зарплаты как раз в то время, когда у большинства обычных граждан доход сокращается, а некоторые и вовсе лишаются работы. Насколько это этично во время кризиса? Если президент пожертвовала свою надбавку к зарплате, то стоит ли также поступить и другим чиновникам?

- В условиях кризиса каждый ведет себя в соответствии со своей совестью. Очень важно не нарушать Конституцию Эстонии, которая запрещает членам Рийгикогу манипулировать своей зарплатой и, как следствие, чтобы не было манипуляций с нашей демократией. Этого мы точно делать не можем. Но есть достаточно возможностей способствовать решению кризиса, в том числе и своими деньгами.

С одной стороны, у людей в Эстонии зарплаты росли до того, как они повышались у чиновников, потому что индексация зарплат государственных чиновников происходит задним числом. Действительно, с этой ситуацией сложно смириться и тем, у кого зарплаты выросли, поэтому они начинают что-то предпринимать и отдают эти деньги на решение кризиса. Я думаю, что самое правильное - поступать именно так. После сокращения зарплат у остальных людей сократятся и зарплаты государственных чиновников. Опять-таки, когда у остальных людей дела пойдут лучше, чиновникам придется ждать, у них дела сразу лучше не пойдут. Но я полностью понимаю желание людей каким-то образом отказаться от этой прибавки к зарплате. Сделаем это. Это просто. Найдем тех, кому нужна поддержка в этом кризисе.

- Многие считают, что акция с фонариками - не лучший способ выразить поддержку тем, кто находится на передовой линии. Насколько такую поддержку почувствуют врачи и спасатели?

По всей Европе люди стараются показать свою благодарность, а флешмоб довольно распространен в современном мире. Пару недель назад мы поддержали и флешмоб в Кадриорге. На жизнеспособность такой акции, возможно, указывает то, что через две недели несколько крупных эстонских предприятий призвали продолжить эту практику. Конечно, всем хочется помогать практически и больше, но возможности у всех ограниченные, а поддержку проявить хочется. Я думаю, что и те люди, которые нам писали - пожилые люди, которые целую неделю просидели дома - мне было так приятно видеть, что кто-то помахал мне в ответ. Таким людям эта акция тоже принесла пользу. Жители Эстонии придумали и несколько других способов: готовили еду для наших врачей, медицинских работников... Я хочу подчеркнуть, что многие сейчас чувствуют желание оказать добровольную помощь, потому что в таком кризисе, когда ты сам здоров, эту бездеятельность трудно переносить. Обращайтесь в свои местные самоуправления, волонтерские платформы. Сейчас обязательно найдется возможность отнести продукты домой пожилым людям, которым сейчас не следует ходить в магазины. Участвовать в другой волонтерской деятельности. Все это приветствуется, в том числе и флешмобы. Замечательно, когда такие инициативы идут снизу, а не сверху.

- Вы оказались последовательным критиком пенсионной реформы. Не кажется ли вам, что пенсионные накопления именно сейчас могли бы стать для людей большой поддержкой?

Каждый раз, когда у нас спад экономики, государство решает сократить наши будущие пенсии, чтобы решить сегодняшние проблемы. Должна сказать, меня это огорчает, потому что долгосрочные обещания государства, которые даются на будущее, должны выполняться и в плохие, и в хорошие периоды.

Из-за взносов, которые не были сделаны во вторую ступень во время предыдущего кризиса, жители Эстонии упустили доход от очень большого роста на рынках. А потом сказали, что доходность наших пенсионных фондов была ниже по сравнению с другими. Но как им это сделать, если каждый раз, когда активы стоят дешево, наши пенсионные фонды - не добровольно, а по распоряжению - отказывают их покупать?

Я по-прежнему считаю, что демографическая ситуация в Эстонии требует, чтобы у нас были пенсионные фонды. Я рекомендую людям пользоваться и второй, и третьей ступенью. Я не вижу другого варианта, чтобы уменьшить риск бедности для людей. Да, некоторые говорили, что прибавка к пенсии из второй ступени - всего 45-50 евро или даже меньше после двадцати лет накоплений. Но если подумать, что пенсия по старости может быть 500 евро, то в процентном отношении это существенная прибавка. И ведь никто из нас пока не делал накоплений на протяжении всей своей трудовой жизни. Если каждый раз, когда в экономике происходят неожиданные изменения, мы будем отменять долгосрочное обещание государства, это будет подрывать веру людей в долгосрочные услуги, которые государство оказывает.

- Прогнозировать сейчас что-либо невозможно, но что бы вы пожелали жителям Эстонии в столь трудное время?

- Во-первых, физически мы в удалении друг от друга, но в душе мы не должны отдаляться. Пожалуйста, звоните своей бабушке, звоните своим родителям. Убедите их в том, что вы поможете им пережить кризис, не забудете их, будете звонить и не оставите один на один со своими бедами и мыслями. А если получится, то еще убедите их не ходить в магазин в своем опасном возрасте. Будем опорой для своих детей, а также их одноклассников - ведь не все умеют одинаково хорошо пользоваться видеоустройствами. Будем хвалить детей, которые помогают другим.
Я очень благодарна людям, которые организовали акцию "Каждому ребенку – свой компьютер". Сейчас очень важно все, что мы можем сделать, замечая и поддерживая друг друга.

А если говорить об изнанке жизни, то полиция очень обеспокоена домашним насилием. Обычно о таких случаях сообщает третья сторона - учителя, воспитатели, услышавшие что-то от детей, но сегодня этих каналов нет. Прислушивайтесь, что происходит за стеной, и если у вас есть чувство, что там что-то не так, дайте знать полиции. Чрезмерная реакция лучше ситуации, когда такие случаи остаются незамеченными. Будем заботиться друг о друге, а те, кто может - оставайтесь дома. Те, кто не могут - знайте, что остальные остаются дома, чтобы не перегрузить нашу медицинскую систему.

- Спасибо большое за это интервью и за то, что пришли сегодня к нам в студию.

- Желаю вам всего наилучшего.

(Текст статьи изменен 4 апреля в 14:37. Добавлен полный текст и видеозапись интервью президента Эстонии Керсти Кальюлайд телеканалу ETV+).

Редактор: Артур Тооман

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: