Семья влезла из-за пандемии в долги: никогда не думали, что будем клиентами Продуктового банка

$content['photos'][0]['caption'.lang::suffix($GLOBALS['category']['lang'])]?>
Семья Эзингу в Продуктовом банке. Автор: ERR

Несколько лет назад Эрик-Эдуард Эзингу купил филиал тартуского суши-бара, руководителем которого стала его супруга. Из-за пандемии их семейный ресторан закрыт уже восемь месяцев. Семья оказалась в долгах, и ей грозило выселение из квартиры.

Сначала дела у ресторана шли в гору – клиентов было много, и все они были довольны.

"Очень хорошо все было. Удивительно, но за первый год мы смогли все выкупить. Мы хотели, чтобы все было максимально полезно и качественно, не как бизнес, а как семья. Предлагали клиентам бесплатный чай или кофе в больших кружках", – описал Эзингу деятельность ресторана в передаче Ringvaade на канале ETV.

Кофе также доставалось бездомным, а раз в неделю они забирали из ресторана и остатки еды. Год назад Эзингу заметил в магазине Prisma, при котором работал их ресторан, появление ящика Продуктового банка, и раз в месяц начал носить еду туда.

"Мы старались положить в него то, что человеку действительно не хватает, когда у него трудности с мотивацией. Например, фрукты и сладости, что-то для настроения", – пояснил Эзингу. Тогда ему казалось, что положенная в ящик порция на двоих человек – маленькая и на самом деле особой пользы от этого никому нет. Вскоре он с семьей стал клиентом Продуктового банка и понял, что количество продуктов на двоих человек – огромная помощь.

"Никогда не думали, что окажемся здесь в очереди. Какое-то время казалось, что мы этого недостойны, наше положение не такое плохое. Несмотря на все трудности, у нас по крайней мере было свое жилье. Потом увидели, что в очереди стоят очень разные люди", – вспоминает Эзингу свои мысли, когда впервые стоял в очереди на получение продуктового пакета.

Обратиться в Продуктовый банк семье посоветовала заведующая садиком, в который ходит их ребенок. Долг за детский сад также продолжал расти.

"Заведующая была единственным человеком, кого это волновало. Она не спрашивала, когда мы заплатим долг, а интересовалась, чем она может помочь", – сообщил Эзингу.

Ресторан он держал вдвоем с женой. Зарплату они не получали, поэтому обратиться к государству за пособием не могли. Оплачивать аренду было невозможно, но уведомить о прекращении договора нужно было за шесть месяцев. К 1 августу, когда ресторан окончательно закрылся, долг за аренду составил 5500 евро. К этой сумме также добавилась пеня.

"Самый ужасный момент был, когда долг за квартиру вырос настолько, что на нас хотели подать в суд и выставить квартиру на продажу. Везде, где я пытался устроиться, удавалось проработать один-два дня. Я несколько месяцев был в депрессии", – признался Эзингу.

Его супруга позднее смогла встать на учет в Кассе по безработице, и их дочь продолжила посещать детский сад. Им также удалось договориться с арендатором об отмене уплаты пени. Сейчас с целью покрыть долг мебель и часть оборудования ресторана выставлены на продажу. Новую суши-кухню семья решила открыть у себя дома.

"Уверен, что найдем в себе силы и нас поддержат знакомые и правительство. Мы снова встанем на ноги", – добавил Эзингу.

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: