Эксперты: спад латвийской экономики связан с более жестким локдауном

$content['photos'][0]['caption'.lang::suffix($GLOBALS['category']['lang'])]?>
Рижский центральный рынок. Автор: ERR

Основная причина, по которой в первом квартале этого года валовой внутренний продукт (ВВП) Эстонии вырос более чем на 5%, а ВВП Латвии снизился на 1,3% - это различия в связанных с распространением коронавируса ограничениях, считают главный экономист Luminor Тыну Палм и его коллега из Swedbank Тыну Мертсина.

Поскольку вторая волна заболеваемости COVID-19 достигла Латвии раньше и распространялась более быстрыми темпами, по сравнению с Эстонией там были введены более строгие ограничения, и больше всего пострадала розничная и оптовая торговля, пояснил ERR Палм.

"В случае с Латвией частное потребление в течение прошлого года было слабым, падение составило немногим менее 10%. Первый квартал этого года также принес спад на 7%. У нас падение было более чем в два раза меньше. В то время как сектор оптовой и розничной торговли вносил свой вклад в нашу экономику, потребители в Латвии были серьезно ограничены в сферах общественного питания, проживания, поездок и покупок товаров длительного пользования", - отметил экономист.

По словам главого экономиста Swedbank Тыну Мертсина, в Латвии на общую картину, безусловно, повлияло снижение доверия в таких отраслях как строительство, промышленность и сфера услуг.

"Если рассматривать отдельные компоненты, то частное потребление снизилось и в Эстонии - примерно на 3%, в Латвии оно снизилось на 7%. Поскольку частное потребление составляет почти половину ВВП, это также значительно ухудшило общую экономическую картину", - сказала Мертсина.

Еще одно существенное различие между экономиками Эстонии и Латвии - это инвестиции, отмечает Палм. "По сравнению с рядом других европейских стран Эстония показала в прошлом году очень хороший рост. Особенно в третьем-четвертом кварталах с инвестициями в ИТ-сектор. Тенденции сохраняются и в первом квартале", - пояснил он.

В первом квартале в Эстонии также увеличились частные инвестиции в недвижимость и корпоративные инвестиции в транспортные средства.

"Здесь видно очень большое различие - частное потребление и рынок труда в Латвии были слабыми, рост заработной платы был ниже, чем в Эстонии, плюс еще ограничения. Поэтому конечно, потребитель значительно сокращал экономический рост", - добавил Палм.

Мертсина отметил, что последствия кризиса сильнее сказываются и на транспортном секторе Латвии.

"В то время как транспортный сектор в Эстонии в первом квартале продемонстрировал умеренный рост, почти на 5%, то в Латвии было довольно большое снижение транспортной активности - на 8%. Основной причиной стала большая доля компании Air Baltic в транспортном секторе и ее влияние на общие показатели", - сказал он.

Кроме того, в первом квартале у Эстонии были исключительно высокие налоговые поступления, отметил Палм.

По словам Мертсина, поступления налога с оборота и акцизов в Латвии были ниже. "Почти половина общего прироста ВВП Эстонии на 5,4% пришлась на очень сильное увеличение чистых налогов на продукты. В Латвии чистые налоги на продукты выросли почти на 10%, это тоже очень высокий рост, но в Эстонии он составил 25%,", - пояснил он.

Стоит отметить, что государственные расходы на преодоление кризиса в сфере здравоохранения в Эстонии были выше, и это также повлияло на экономические показатели, добавил Мертсина. В Латвии государственное потребление выросло в первом квартале на 3%, а в Эстонии - на 7%.

Эстония лидирует по экспорту

В то время как эстонский экспорт вырос, в прошлом году латвийский экспорт упал на 2,9% и в первом квартале этого года - на 0,8%. По словам Палма, разница между двумя странами велика не в экспорте товаров, а в экспорте услуг.

"Экономика все больше движется в сторону инновационных услуг, а карты у Эстонии в этой сфере хороши - если в дополнение к информационным технологиям мы инвестируем в инженерию и поможем автоматизировать, оцифровывать и внедрять инновации в промышленность", - добавил Палм.

Мертсина отметил, что поскольку влияние экспорта на ВВП очень велико, тот факт, что экспорт в Эстонии вырос в первом квартале на 4%, уже означает большой успех для Эстонии.

В то же время Латвия опередила Эстонию по темпам роста промышленности. "В случае с Латвией наблюдается активный экспорт электроники. В контексте роста промышленности нам нужно обратить внимание на латвийцев, мы отстаем и должны уделять больше внимания обрабатывающей промышленности", - отметил Палм.

По словам Палма, снятие ограничений означает, что экономика Латвии и Литвы также начнет быстро расти в течение следующих трех кварталов. При этом ежегодный рост ВВП Эстонии должен оставаться на уровне от четырех до пяти процентов.

"Ожидается, что годовой рост ускорится во втором квартале. К концу года мы получим дополнительную инъекцию в секторе услуг благодаря лету. Ограничения снижаются и в Европе, где можно наблюдать двузначный рост промышленности и экспорта. Частное потребление в Эстонии, которое упало на 3%, начнет стремительно расти. Ожидаемый рост 5-6%. В первом квартале экономика Эстонии была одной из самых быстрорастущих в Европе, во втором квартале некоторые страны нас обгонят. В конце года, по прогнозам, хороший рост составит 4-5%", - сказал Палм.

Мертсина отметил, что апрельские прогнозы (годовой экономический рост в Эстонии 3% и в Латвии - 3,1%) должны быть пересмотрены и скорректированы в сторону повышения.

В первом квартале 2021 года ВВП Латвии снизился на 1,3% в годовом исчислении, а ВВП Эстонии вырос на 5,4%.

Редактор: Дина Малова

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: