Противоречие устава и закона: школы ждут от родителей ответственности за совершеннолетних детей ({{commentsTotal}})

Должен ли родитель отвечать за поведение совершеннолетнего гимназиста? Иллюстративная фотография.
Должен ли родитель отвечать за поведение совершеннолетнего гимназиста? Иллюстративная фотография. Автор: Penn State/Flickr Creative Commons

В наше время гимназисты оканчивают школу, как правило, в 19 лет, но по старой привычке многие школы продолжают требовать от совершеннолетних учеников написанных родителями справок об отсутствии. При этом, согласно закону, по достижении ребенком совершеннолетия родитель перестает быть представителем его юридических прав.

Государство считает, что 18-летний человек достаточно зрелый, чтобы жениться, покупать и употреблять алкоголь, голосовать на выборах и обращаться с оружием. Тем не менее, по мнению руководства многих гимназий, родитель должен отвечать за своего совершеннолетнего ребенка до конца получения им среднего образования.

Большинству учеников к этому времени исполняется 19 лет, и именно в таком возрасте большинство гимназистов оканчивает 12-й класс.

В школьных уставах исключений для совершеннолетних учеников нет, справку об отсутствии или разрешение на участие в школьной экскурсии предоставлять должен родитель. При этом по достижении ребенком совершеннолетия родителям закрывают доступ к информации о здоровье в базе данных Digilugu, так что родитель может и не знать, связан ли пропуск уроков с посещением врача.

Кристьяну этой весной исполнилось 18 лет. Он в 11-м классе и собирался на школьную экскурсию. Но экскурсия чуть было не сорвалась, так как школа потребовала от родителей согласия. Мать молодого человека послала в школу письмо, в котором указала на то, что ученику 18 лет, он уже сам за себя отвечает и она такое согласие дать не может, так как больше не является его опекуном. Кристьян на экскурсию все же поехал, хотя классный руководитель осмеяла его за подобный ответ.

"У родителей больше нет доступа к моим банковским и медицинским данным, они не несут ответственность и ничего не смогут сделать, если во время экскурсии я совершу нечто недопустимое, – объясняет Кристьян. – Когда ученику исполняется 18 лет, с ним следует обращаться как со взрослым и отвечающим за свои поступки человеком несмотря на то, что он еще учится в школе. Если в 12-м классе ученик уже может жить один, работать параллельно с учебой и ездить в школу на машине, то почему мать должна писать "Кристьян заболел", когда у нее даже нет доступа к медицинским данным?"

Молодой человек также считает, что совершеннолетним ученикам во время экскурсии нельзя, к примеру, запрещать выпить бутылку пива, так как экскурсия проходит за пределами школьной территории. По крайней мере в глазах закона, учителя и взрослые ученики должны быть равны.

К тому же Кристьян хотел бы сам обосновывать свои пропуски, но в электронной школе технически невозможно самому представить школе справку об отсутствии.

"Большинство моих одноклассников заходят в электронную школу под паролями своих родителей, чтобы обосновать свои пропуски. Но по-моему, это кража личности, когда притворяются кем-то другим. Я бы хотел действовать от своего имени", – добавляет Кристьян.

Молодой человек поинтересовался в школе, можно ли обсудить подачу справок об отсутствии самому, ведь юридически он сам несет за себя ответственность.

От руководства школы Кристьян получил ответ, что согласно школьным правилам совершеннолетние ученики не могут сами обосновывать свои пропуски. " Но по закону с 18 лет человек сам за себя отвечает. Я уже работаю параллельно с учебой, а школа обращается со мной, как с 11-летним. Как внутренние правила школы могут быть превыше закона?" – не понимает он.

Мать Кристьяна поддерживает стремление сына отвечать за свои поступки самостоятельно. "Постоянно сетуют, что молодежь изнежена, а школы продолжают требовать родительского вмешательства, – недоумевает женщина, отмечая также тот факт, что обучение на гимназической ступени является добровольным.

"Если он пропускает школу без причины, то это его личная ответственность. Если исключат из школы, тоже. А когда учитель по родному языку не приходит на работу из-за болезни, то ему тоже мама пишет справку об отсутствии?" – иронизирует она.

Директор школы: правила слабые

Директор Таллиннской 21-й школы Меэлис Конд признает, что сфера урегулирована весьма слабо, поэтому школа все же ждет от родителей, что пропуски детей они будут обосновывать сами, хотя абсолютным правилом это не является.

"Когда совершеннолетний ученик сам предоставляет справку об отсутствии, то мы ее акцептируем. Но иногда ни родитель, ни ученик не могут назвать причину пропуска, такими случаями занимаются отдельно", – рассказывает Конд.

То есть не все пропуски считают проблемой родителей, но при необходимости их с ними все же обсуждают. По словам Конда, некоторые родители весьма активно вмешиваются в школьные вопросы своих совершеннолетних детей, а школьные экскурсии выпускной класс организует сам, как правило, в теплые страны, и тогда школа от родителей разрешения не требует, так как не имеет отношения к организации путешествия. Таким образом школа не проверяет, употребляет ли ученик в таких поездках алкоголь.

"Это им самим решать. Школа не присутствует в жизни ученика круглосуточно. Как мы можем запретить пиво во время экскурсии, если ученики организуют ее сами. Ответственность за свои поступки, несомненно, является одним из аспектов совершеннолетия", – подчеркивает директор.

Министерство образования: это вопрос договоренности

Руководитель отдела общего образования Министерства образования и науки Михкель Ребане не считает вопрос большой проблемой.

"Конечно, двенадцатиклассник должен сам отвечать за свою учебу. Нам хочется четких инструкций на каждый случай, но это, к сожалению, не всегда возможно. Мне лично тоже не по душе, что, например, у родителя, если того пожелал ученик, нет доступа к оценкам или медицинским данным. А запрет на деликатные данные, например, информация о том, что у ученика диабет, ставит в тяжелое положение учителя, который несет ответственность за жизнь и здоровье школьника. Многие принципы часто противоречат друг другу, защита личных данных и открытый мир сталкиваются постоянно", – комментирует Ребане.

Ответственность родителя за совершеннолетнего ученика он рассматривает как согласие с правилами школы. По его словам, школы бывают разные: одни составляют устав на основании ценностей, другие – наподобие "пенитенциарного кодекса". Сам Ребане является сторонником ценностей и основной ценностью образования в Эстонии называет свободу школ самим выбирать, как вести дела.

Он считает, что если по достижении ребенком совершеннолетия прекратить общение между домом и школой, то это может привести к другой крайности: может случиться так, что родители три дня не будут знать, где находится их ребенок, в то время как он участвует в школьной экскурсии.

"Я бы не стремился бездумно все менять, даже если кому-то ситуация кажется унизительной", – говорит он, добавляя, что разработчики электронной школы действительно могли бы подумать о том, как предоставить совершеннолетним ученикам возможность самим отправлять справки об отсутствии.

Он также обращает внимание на то, что внести предложения по изменению внутреннего школьного распорядка может и попечительский совет.

Министерство юстиции: от 18-летнего ученика нельзя требовать родительского согласия

В Министерстве юстиции придерживаются мнения, что в школьном уставе можно уточнять положения закона, но сам закон менять нельзя. "Устав не может быть выше закона. В отношении 18-летнего ученика действуют те же права и обязанности, что и в отношении всех взрослых. Это применимо и в том случае, когда такой школьник учится в одном здании с несовершеннолетними", – объясняет пресс-секретарь министерства Мария-Элиза Туулик.

В то же время в законе не прописано, что у школ не может быть разных уставов и правил организации учебной деятельности. Например, Закон об основной школе и гимназии гласит, что устав школы утверждает директор и его исполнение является обязательным для учеников и работников.

Что касается справок об отсутствии, то за закону порядок их предоставления устанавливает школа. Вот многие школы и постановили, что о пропусках школы должны уведомлять родители, хоть это и идет вразрез с законом в случае с совершеннолетними учениками.

С законным правом взрослого ученика самому предоставлять справку об отсутствии должна считаться и электронная школа. "E-kool – частноправовая услуга, и предлагаемые в ее рамках решения должны быть соответствовать закону", – напоминает Туулик.

Редактор: Евгения Зыбина



Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: