Афера с масками в объективе "Очевидца": дерзкий блеф или бюрократические загвоздки? ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Ааре Томсон утверждает, что собирался импортировать в Эстонию два миллиона масок.
Ааре Томсон утверждает, что собирался импортировать в Эстонию два миллиона масок. Автор: ERR

В разгар кризиса, вызванного пандемией коронавируса, одним из острейших вопросов является дефицит вспомогательных и защитных средств. Их панически пытаются найти все страны, а занимающийся поставкой масок министр Яак Ааб сравнивает положение на рынке с войной. Первым спасательным кругом для Эстонии должны были стать два миллиона масок, которые должны были прибыть в страну 1 апреля. Прибыли лишь некоторые. Вся эта затея – невероятно дерзкий блеф или же нелепый бюрократический сбой?

Бизнесмен Ааре Томсон демонстрирует репортеру передачи журналистских расследований "Очевидец" респиратор. К 1 апреля он собирался доставить в Эстонию два миллиона штук. Самый быстрый во время кризиса и крупнейший тендер на поставку средств защиты провалился. По чьей вине?

Ааре Томсон (46) в течение своей карьеры занимался практически всем, начиная деревообработкой и заканчивая пакетами для мусора. Он не скрывает, что попадал в переплет, но в случае поставки масок, образно выражаясь, на Библии клянется, что хотел помочь Эстонии и народу, но обжегся. "Я не думал, что в чрезвычайной ситуации Эстонское государство и Департамент здоровья начнут сдирать шкуру с малого предпринимателя", – говорит Томсон.

Товар якобы лежит на российском таможенном складе

Каким образом занимающийся клееной древесиной и экологичными решениями малый предприниматель из Южной Эстонии вообще оказался причастен к большой сделке в сфере медицинских принадлежностей?

По словам Томсона, он уже несколько лет работает с Россией, где у него есть надежные партнеры, на руках которых в свою очередь также оказалась крупная партия средств защиты. "Один контейнер защитных костюмов и два контейнера масок, которые к 1 апрелю нужно было забрать с таможенного склада, чтобы привезти туда другой товар", – говорит предприниматель.

Он долго скрывал, кто предложил ему товар, но в конце концов сообщил, что это была фирма Sajva Talot, название которой указывает на связь с Финляндией и строительством. На звонок отвечает мужчина. Он представляется коммерческим директором и просит называть его Иваном. Причина секретничанья, как утверждается, кроется в российских особенностях – продажа крупной партии масок на запад может привлечь нежелательное внимание властей.

На таможенном складе в Петербурге якобы лежали два миллиона изготовленных в Китае масок FFP2, 200 000 масок с еще более высоким уровнем защиты FFP3 и примерно 8000 защитных костюмов, которые прибыли в страну транзитом, поэтому продать их в России невозможно. Товар безуспешно пытались продать еще до кризиса, и когда в Эстонии объявили чрезвычайное положение, Томсон напрямую обратился к министру социальных дел Танелю Кийку. В среду, 18 марта, письмо Томсона получил и главный специалист Департамента здоровья Андрас Баняс, входящий в рабочую группу, отвечающую за средства индивидуальной защиты во время действия чрезвычайного положения.

"Количество, которое он предложил, было очень большим, сектор здравоохранения Эстонии был бы обеспечен по меньшей мере полтора месяца. Кроме того, маски находились не в Китае, а в Петербурге, и, по его словам, на доставку требовалось 3-5 дней. Нам это очень подходило", – говорит представитель Департамента здоровья.

20 центов за маску

Томсон запросил 400 000 евро, то есть 20 центов за маску, что, по оценке Баняса и его коллег, было хорошей сделкой. "Задним числом это, конечно, вызывает вопросы, но тогда, в очень напряженное время мы посчитали это хорошим предложением", – объясняет Баняс.

На вопрос о том, сколько Томсон должен был заработать на посредничестве, предприниматель заявляет: "Скажем так, хватило бы на еду, оплату счетов и ликвидацию задолженностей. И не пришлось бы мучиться мыслью, что взял с государства слишком много".

В результате общественного давления достать средства защиты хоть из-под земли государственную закупку организовали всего за 36 часов, на которую обычно уходит несколько месяцев. Нюансы налогообложения и импорта обсудили в Налогово-таможенном департаменте, и к пятнице, 20 марта товар был в принципе готов. "Днем в пятницу, когда мы заговорили о реальной сделке, я сказал, что их нельзя забрать просто так, ничего не заплатив. Первой реакцией представителей Департамента здоровья было желание отменить сделку. Я сказал, пусть тогда отменяют, ничего не поделаешь. Через полчаса мне позвонили и предложили оплатить 50%. Я пообщался с партнером, ему это подошло", – описывает процесс заключения договора на поставку масок из Петербурга Томсон.

Версии Томсона и Департамента здоровья расходятся

По словам Баняса, Томсон заговорил о предоплате уже после заключения сделки.

"Первый счет оплатили через портал e-arveldaja ...было примерно 14:20, к тому времени даже не закончилось действие объявления о госзаказе. Если теперь говорят, что никакого разговора не было, то возникает вопрос: кому и за что тогда хотел заплатить Департамент здоровья", – парирует Томсон.

Дигитальные подписи свидетельствуют, что директор Департамента здоровья Мерике Юрило подписала договор в пятницу, в 18:50, а Ааре Томсон – часом позже. В договоре четко сказано, что возглавляемое Томсоном НКО Greenlife доставит маски к 1 апреля, после чего у Департамента здоровья будет 14 дней на оплату. "Да. Был бы пепел, взял бы и посыпал им голову. У меня было много госзаказов, и я должен признать, что впервые госзаказ проводят так, что сначала по телефону договариваются об одном, а вечером в пятницу посылают тебе подписать документ, который ты по сути и прочитать не успеваешь", – высказывает свою точку зрения Томсон.

Баняс и его коллеги показывают бумаги, по которым видно, как в тот вечер пятницы Томсон неоднократно переделывал счет, и на одном действительно прописана предоплата в размере 50%, но в систему все же был отправлен счет под номером 31, в котором значатся два миллиона масок и 200 000 евро. "Мы договорились, что подпишем этот договор, а он выставит счет. И в случае, если сможем изменить этот договор поставки, то следующим шагом будет предоплата в размере 50%", – объясняет Баняс.

Он утвердительно отвечает на последующий вопрос "В таком случае утверждение, что вы услышали о предоплате лишь после подписания договора, является неправдой?"

После согласования документов позиция чиновников была такой. Госзаказ и договор были вполне четкими: сначала товар, потом деньги. Затем, когда Томсон заговорил о том, что для отправки товара требуется предоплата, заявили: договор, строго говоря, этого не допускает, но мы посмотрим, сможем ли пойти навстречу, предоставь нам счет. "Мы ему сказали, что проверим возможности. В случае, если сможем сделать эту предоплату, то продолжим действовать. На всякий случай мы попросили его зарегистрироваться на портале электронных счетов и выставить нам счет, чтобы мы смогли быстро его оплатить, если нам позволят", – продолжает Баняс.

Департамент здоровья проверил репутацию Томсона

Тем временем кризис усугублялся, и на выходных Департамент здоровья заинтересовался другой продукцией Томсона. "В понедельник у меня была информация, что сделка состоится и мы начнем оформлять следующий заказ. И через полчаса мне звонят, говорят, что платить не будут, но маски следует доставить", – вспоминает Томсон.

"На выходных мы занялись проверкой. Послали запрос в Налогово-таможенный департамент, узнали, что таможенная репутация надежная, а в плане налогов следует проявить осмотрительность. Также нам стало известно, что в его отношении возбуждено производство по делу о банкротстве", – говорит Баняс.

"Я этого и не скрываю, – отвечает на это Томсон. – Но это закончилось года два назад. Я не хочу сказать, что чист, как стеклышко, но я думаю, что всех, кто 25 лет действовал в этой сфере, занимался всякой, скажем так, неправильной деятельностью, рано или поздно постигнут ответные удары".

Нет смысла детально рассматривать "ответные удары", которые настигли предпринимателя, но факт, что его пестрое прошлое отбило у Департамента здоровья последнее желание делать предоплату. По словам Томсона, российские партнеры продали товар – и дороже – Латвии и Литве.

В числе прочего Томсон показывает выставленные ему россиянами счета. Редакция проверила их после интервью с бизнесменом и обнаружила кое-что занимательное. Фирма Sajva Talot LLC, которая якобы выставила 20 марта счет на маски для Эстонии, была удалена из регистра коммерческой деятельности еще два года назад. "Я впервые об этом слышу, я работаю в этой фирме без каких-либо проблем", – возражает назвавшийся коммерческим директором фирмы Иван.

Дальнейшее объяснение таково: речь идет об опечатке, якобы указанное в счете юридическое лицо и правда больше не действует, но те же владельцы, в той же сфере и с похожим названием фирмы продолжают работать, и доказательством тому может, например, служить роскошная страница в интернете.

Могут ли чиновники быть уверены в том, что маски, которые Томсон продал на бумаге, вообще существовали? "Сейчас я в этом не вполне уверен", – признается Баняс.

"Представим теперь гипотетически ситуацию, которую здесь пытаются нарисовать то в пастельных, то ярких тонах. Предположим, что Департамент здоровья перевел бы эти 200 000, а я оказался бы злодеем, дальше-то что? Границы закрыты, бежать некуда. Что потом? Неужели 200 000 евро – та сумма, из-за которой я бы бросил свою семью и куда-то убежал? Ну не знаю. Даже на Сааремаа уже не убежишь", – изумляется Томсон.

Томсону грозят штрафы

"Думая задним числом, подводя итог всему этому, можно предположить, что у НКО Greenlife не было этого товара. Нам, конечно, показали фотографии и рассказали интересную историю, но сейчас мы, несомненно, поступили бы иначе, если бы нам поступило такое предложение", – констатирует Баняс.

Редакция "Очевидца" неоднократно просила предоставить доказательства существования партии масок, но получила лишь мутные фотографии и кадры грузовика на дороге в Петербурге, который якобы везет наши маски в Латвию. В этой туманной истории ясно одно: недоговаривают обе стороны, но малый предприниматель Томсон, который пытался откусить большой кусок, остался не только без прибыли, ему ко всему прочему грозят штрафы.

"Договор поставки, заключенный между Департаментом здоровья и НКО Greenlife, по-прежнему действителен. НКО Greenlife должно было поставить к 1 апреля два миллиона масок. Если оно этого не сделало, то мы должны обсудить с юристом, как действовать дальше. Это может быть пеня или неустойка", – отмечает Баняс.

В Департаменте здоровья признают, что в последние недели им поступило множество предложений, в том числе в стиле Остапа Бендера. Проверять репутацию в ситуации панической борьбы крайне сложно. Даже если предложения поступают не от мошенников, в случае эскалации кризиса сбои в логистике могут закончиться и конфискацией отправлений.

В четверг, 2 апреля, в Таллинн в рамках совместного заказа Эстонии и Латвии прибыли 2,6 млн средств индивидуальной защиты.

Редактор: Евгения Зыбина

Источник: ETV

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: