Алексей Наумкин о смене власти в Йыхви: все это нечестная игра партнера по коалиции ({{commentsTotal}})

Алексей Наумкин.
Алексей Наумкин. Автор: Facebook/Beebikool Panda

В середине июня в Йыхви полностью cменилась власть: в волостном собрании была создана новая коалиция Центристской партии, фракции "Йыхви - наш дом" и Партии реформ, в отставку отправили всю управу. Ушедший с поста старейшины волости Йыхви Алексей Наумкин в интервью rus.err.ee объясняет смену власти проблемами в коалиции.

В чем причина смены власти в Йыхви?

В том, что старое коалиционное соглашение дало трещину, и эта трещина появилась еще в ноябре, когда партнер — фракция "За Йыхви", не могла утвердить помощника старейшины, хотя по коалиционному соглашению это место было за нашей фракцией ("Йыхви - наш дом"). В каком-то смысле все это нечестная игра самой коалиции. Сейчас сложно сказать, кто был инициатором развала. Время покажет, откуда ноги растут.

Однако заявление о вотуме недоверия в мае подала фракция Центристской партии.

Да, недоверие выразили центристы. Однако партнеры по коалиции тоже говорили о том, что их что-то не устраивает. В момент подачи заявления о недоверии можно было сплотиться, но этого не получилось. Коалиционный партнер начал переговоры с центристами или, если точнее, с оппозиционными фракциями. В итоге центристы, фракция "Йыхви - наш дом" и реформисты создали новую коалицию.

Получается проблема в вашей фракции?

Думаю, что нет. Нийна Негласон (лидер фракции "За Йыхви") сначала заявила через СМИ, что не подходит кандидатура на место помощника волостного старейшины, потом она опять же через СМИ заявила, что я не подхожу для работы старейшиной, хотя в феврале предлагала на коалиционном собрании премировать старейшину и помощника. Потом пошли переговоры всех со всеми.

Кто был инициатором начать новые коалиционные переговоры?

Все были инициаторами. Это обычно в политике - в момент кризиса переговоры ведут все со всеми.

В заявление о вотуме говорилось о плохой работе управы. По-вашему, что было не так в работе управы?

Мы (управа) со своей стороны каких-то ошибок не допустили и развитие волости не тормозили. Нас обвинили, что развития волости не происходит. Я не согласен с этим, но дальше есть как есть.

Вам поставили в упрек, что не было новых идей. Это верное утверждение?

Давайте начнем с самого начала. Я пришел на место старейшины в июле прошлого года, когда отправили в отставку прежнюю управу. До муниципальных выборов оставалось три месяца. Это сложный период — так скажет любой руководитель местного самоуправления: ничего нового сделать нельзя, ведутся только текущие проекты. Хотя, несмотря на столь короткий срок, оставшийся до выборов, мы все-таки успели поработать и показать людям, что готовы сделать Йыхви лучше.

После выборов, с ноября по июнь, когда меня переизбрали в руководство управы, я занимался переустройством работы управы. Когда только пришел в управу, сразу сказал, что надо менять работу в управе: это касается вопросов составления, проверки и отчетности по документации. Условно говоря, первый этаж, как фундамент дома — это работа чиновников, второй этаж — это развитие волости. Чтобы перейти на второй этаж, надо отрегулировать работу на первом.

У меня фактически был один помощник - по культуре и спорту. Еще один помощник совмещал работу в управе с работой специалиста в отделе, потому что помощника по хозяйственным вопросам партнер по коалиции так и не утвердил. Поэтому процесс налаживания работы в управе занял больше времени, чем предполагалось.

Исправить ситуацию на "первом этаже" удалось?

Думаю, да. Из работы управы исчезла некорректность.

Что это значит?

Приведу пример. В июль 2017 года я заступаю в должность старейшины, 17 июля — первый рабочий день, многие договоры подписаны бывшим старейшиной, счета приходят ко мне. Приходилось проверять все. Одна из проблем всплыла в сентябре, когда пришел счет к оплате. Я начал проверять обоснование и выяснилось, что 14 июля теперь уже бывший старейшина (Эдуард Эаст) подписал договор на исполнение строительных работ, не имея на это законного права. Работы были запланированы и в бюджете выделена определенная сумма. Однако после проведения тендера сумма у победителя оказалась выше имеющейся в бюджете волости. Волостное собрание не давало разрешения на увеличение бюджета проекта, а старейшина подписал договор. Это и называется некорректная работа. При мне таких случаев не было и надеюсь впредь не будет.

В одном из интервью, Вы сказали, что были неудобным руководителем. Для кого?

Между законодательной (депутатами) и исполнительной (управа) властью есть определенные разграничения. Депутаты выбирают исполнительную власть и контролируют ее работу. Назначили старейшину, дали задания в виде законодательных актов и контролируют их исполнение. На этом и должно заканчиваться взаимоотношение властей. Однако мне неоднократно давали понять в волостном собрании, что депутаты главные - они решают, что и как будет. Эти посылы в некоторой степени мешают нормальной работе управы: в таком случае становится непонятна роль старейшины. Я же старался делать так, как считаю нужным.

Как депутаты вмешивались в работу старейшины?

Были упреки и намеки.

Кто еще мешал?

Был саботаж и со стороны чиновников. Когда я пришел в управу, у меня не было своей команды, поэтому было непросто. Работа волостного старейшины во многом зависит от лояльности чиновников. Хотят работать — работают и помогают. Нет — мешают.

Поясните.

Сперва некоторые мешали, потом откровенно стали подставлять. После чего я стал требовать объяснений. Однако они обратились к председателю волостного собрания с жалобой, после чего я стал неугоден.

Например, один проект должны были рассматривать и утверждать депутаты, но его сознательно отправили в управу. Сумма здесь не имеет большого значения, но по закону о местном самоуправлении, если бы я утвердил этот проект, это трактовалось бы как превышение полномочий, что наказуемо вплоть до уголовной ответственности. Такими вещами меня пробовали на зубок. Не буду называть здесь имен. Кто это делал знает, что было, хотя некоторые могут сейчас сказать, что это была случайная ошибка.

Прежние старейшины шли на подобные нарушения?

Я не могу этого утверждать, надо поднимать документацию и смотреть. Могу сказать, что я не закрывал глаза на такие нарушения. Другому может быть и простили, мне нет. Не исключаю, что в итоге и не простили. На своем месте делал то, что считал правильным, а правильно все делать по закону, потому что мы работаем с деньгами налогоплательщиков.

Во время муниципальных выборов ваша фракция "Йыхви - наш дом" критиковала центристов, в июле 2017 года сняли с поста старейшины центриста Эдуарда Эаста. Вы просили прокуратуру расследовать законность действий Эаста. Почему сейчас фракция создала коалицию с центристами?

В политике все бывает.

В июле 2017 года отправили в отставку Эдуарда Эаста и руководителя волостного собрания Теэта Энока и тогда объяснили этот шаг тем, что при них решения о происходящем в волости принимают местные олигархи в банях. Сейчас все снова повторится?

Прямо на этот вопрос ответить сложно, сегодня в управление волости я не вхожу, как будут приниматься решения, сказать не могу.

Насколько новая коалиция крепка, учитывая, что в последние несколько лет власть в Йыхви менялась регулярно?

Не могу ответить на этот вопрос, коалиция только появилась. Есть те, кто доволен произошедшим, есть и недовольные. Не исключаю наличия подводных течений. Тем не менее хотелось бы стабильности. У нового старейшины волости уйдет от полугода до года на то, чтобы разобраться в делах волости. Если через год власть снова сменится, то плюсов волости это, безусловно, не прибавит и развития не произойдет.

Как оцениваете существенное повышение зарплат новым руководителям Йыхви?

На фоне Ида-Вирумаа наверное многовато, однако поднимать зарплаты надо было. Насколько — это вопрос для обсуждения. Я, например, планировал осенью повысить зарплаты в управе в среднем на 300-400 евро. Бюджет моей управы (старейшина и помощники, один из которых работал по совместительству) в месяц составлял примерно 6000 евро. За шесть месяцев я космодром не построил. Мне сказали — не справился. У нового старейшины бюджет управы 12 600 евро, то есть с них можно требовать космодром через три месяца. Если не построят, можно говорить о том, что развития не происходит.

Редактор: Артур Тооман



ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.
Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: